Людмила Кушпель-Мариноши (lik_mi) wrote,
Людмила Кушпель-Мариноши
lik_mi

Categories:

Интересное. Авантюрный роман "Тайны пустыни туманов". Часть 1. Глава шестая.

Часть 1.
Глава шестая,
в  которой
Феликс знакомится
с Мартинбургом и Бертой
Юго-Западная Африка, «Мартинбург», понедельник
После ночных кошмаров «с расчлененкой» Феликс крепко уснул, и еще бы долго проспал без сновидений, если б не телефон, трезвонивший где-то рядом с изголовьем.
Нашарив трубку, он сел в кровати, туго соображая, где он.
- Доброе утро, ваше сиятельство, как почивать изволили? - весело осведомился чужой голос. - Полтергейст не тревожил?
- Привет, - хрипло проговорил Феликс. Он дал себе слово больше не ходить на провокации Астратьева. - А оно действительно доброе?
- Грех жаловаться. Все пассажиры и экипах чартерного рейса доставлены по назначению. Подруги твои тоже живы-здоровы.
- Какие подруги? - насторожился детектив.
- Не доверяешь… Зря. Только время теряем. Ты даже не представляешь, как его у нас с тобой мало…
- Ну ладно, и где они?
- Девушки не дали себя в обиду. На месте приземления вертолета мы обнаружили ангар, а в ангаре - запертых боевиков, всех троих, вместе с пилотом.
- Они такие… А их самих-то нашли?
- Они отобрали у похитителей оружие и мобильники, и отправились пешком на юг, в сторону столицы.
- А почему Варвара мне не позвонила, если у них мобильники?
- Отвечаю по порядку. Пока я вышел на их след, наступила ночь. А утренний туман над прибрежной полосой только к полудню начинает рассеиваться. По поводу мобильников. Они вне зоны мобильной связи. Именно поэтому я и спешу - установить временную антенну. Девушки, вроде, захватили с собой все необходимое, даже карту и компас. Мозги у них на месте, так что все будет в порядке.
- Про бочку меда я понял. А где ложка дегтя?
- Эта ложка, если честно, весь мед испортить способна. Наши беглянки бродят по территории запретной зоны. Так что если они вдруг с тобой сумеют связаться раньше, чем я их словлю, скажи, чтоб не попадались патрульным - прятались от вертолетов, и не пытались через проволочные заграждения пробираться. Пусть выходят к океану. Мы с капитаном Еленцевым определим их координаты и он  возьмет их на борт своего круизного судна «Анна» в ближайшей пригодной для причала бухте. Запомнил? Кстати, твой мобильник подключен к GPRS?
- Подключение есть, но здесь не проверял.
- Тогда проверим. Сейчас пошлю MMS, дойдет - сразу звякни.
Феликс заключил с собой пари, и выиграл. На дисплее у него возникла картинка с пустынным ландшафтом. На этом живописном фоне три знакомые ему женщины: Варвара Лагина, Елизавета Сидорова и Александра Громова послушно брели по направлению к вертолету. Их сопровождали двое вояк в камуфляже.
Феликс свзязался с Никой, лаконично потребовал:
- Объяснись.
- Это я получил на свою трубу от нашего друга Гри-Гри. Вчера вечером. С поручением использовать «спейшл фор ю». Типа - шантаж.
- Он что, не в курсе, что девушки в бегах?
- Он-то в курсе, но я ему не объявлял, что мне все известно. Видимо, он готовил более грозное видео - в ангаре, - да не вышло. Решил, что для тебя и такое сойдет, с твоим нежным сердцем.
- И чем я должен пожертвовать взамен?
- Догадайся на раз.
- Наследством.
- Умница!
- А разве я не тебе больше всех мешаю? Что, Баранников тоже в Мартинбурге поселился? Ему своих алмазов не хватает?
Ника усмехнулся с явной горечью:
- Ты не поверишь, но я не корыстными побуждениями руководствуюсь. И мстить мне тебе не за что. В отличие от нашего друга Баранникова. Он обитает в столице,  имеет трехэтажный особняк. Что до алмазов - у него проблемы с «Дегроссом»-монополистом, и он считает - они связаны с тобой, поскольку твои немецкие родственники у него отняли трофейные сокровища, его папочкой скоммунизденные во время войны. На выручку от продажи которых он рассчитывал  приобрести контрольный пакет акций алмазной концессии. То есть на самом деле он пашет не на себя, а на славную компанию «Дегросс»,  и это ему страсть как не по душе.  Отняв твое наследство, он решит все свои уравнения. Но давай оставим всю эту алгебру до нашей встречи. Напоминаю: Берта ждет тебя на завтрак через час.
- Какой, к чертям, завтрак? - заорал Феликс, на которого успокоительные речи Астратьева подействовали с точностью до наоборот. - Какие круизы? Я сам должен отыскать Варвару!  Как скоро мы сможем вылететь на твоем вертолете?
- Я ж тебе объясняю - запретная территория! Если нас собьют, сильно мы им поможем? К счастью, есть и другие возможности. Извини, я дико спешу, и я не сдуру настаиваю на нашей встрече в моем доме.  Все, будь здоров. Подъеду сразу, как справлюсь.
- А почему я не могу помочь?
- Пока нет никакой нужды. Копи силы, они нам еще пригодятся. Чарли и Фредди тебя довезут.
- Тогда лучше я дождусь тебя.
- Ну, смотри сам. Да, еще одно: не вздумай пользоваться интернетом в своем особняке.  Даже со своего собственного компьютера. У меня это будет совершенно безопасно. До встречи, бай!
Предупреждение несколько запоздало. Ну, что сделано, то сделано…
Что ж, будем ждать вестей. Как любит говорить Варвара: «Три вещи, которые я ненавижу: стоять, медленно ехать, и ждать». Хоть бы Астратьев побыстрее «справился». Ничего не оставалось, как только отложить подозрения и запастись терпением.
Феликс принял душ, оделся, как коммивояжер, написал на желтом клейком листке «Не беспокоить!» и прикрепил его на дверь спальни. Минуя безмятежно храпящую охрану, бесшумно выбрался через черный ход, не позавтракав и даже не выпив кофе, - в свой собственный город, точь-в-точь король инкогнито.
«Городок в табакерке» был невелик и уютен, вроде Старой Риги. Лишь немощеные улицы говорили о близости африканской пустыни с ее постоянными песчаными бурями, превращающими уборку в тщетное упражнение. И рестораны не имели столиков на свежем воздухе - песок для еды не лучшая приправа.
Астратьев предупреждал, что белые господа в этих краях  пешком не ходят. Но осудить Феликса было некому. На улицах - ни пешеходов, ни автомобилистов. Может, из-за густого, как кисель, утреннего тумана, не спешившего спадать, но, скорее,  из-за слухов о предстоящей войне.
Еще не вступив официально в права владения земельной собственностью Мартина фон Пруписа, не готовый приносить на ее алтарь никаких жертв, он сам себе удивлялся, признаваясь, что чувствует громадный груз ответственности за судьбу жителей Мартинбурга.
Дорога сразу вывела Феликса к импозантным фасадам  самого  респектабельного квартала, а через сотню шагов перед ним вырос светлый фронтон углового трехэтажного здания, украшенный надписью на английском: «Отель Калифорния».  Свято место пусто не бывает - это и был второй особняк, принадлежавший Мартину. За него  на суде велся особенно отчаянный торг. Прежде его занимало городское самоуправление, переехавшее в новое здание современной постройки. В подвальном этаже размещалась небольшая ведомственная типография, теперь стоявшая закрытой.
Осмотр гостиницы Феликс оставил на потом  и двинулся вниз по переулку. Нижний этаж соседнего строения занимал небольшой ресторанчик под названием «Роза пустыни», который, как и все здешние заведения, открывался в 12 часов. У входа росла местная диковина - вельвичия.
Потрясающий запах свежесваренного кофе давал понять, что рабочий день тут уже начался. Феликс взялся за вычурную ручку резной дубовой двери, переступил порог, и под шорох собственных шагов, мимо выставочно-пустующих под белыми скатертями столиков, направился к барной стойке, где одиноко фокусничал фужерами пожилой бармен с чертами европейца,  смуглой кожей и курчавой короткой шевелюрой с проседью. Неохотно отрываясь от своего занятия, бармен бросил посетителю дежурное «Хай!», и не преминул предупредить:
- Мы ничего не покупаем.
- Привет! - тоже по-английски сказал «коммивояжер»,  устраиваясь на табурете. - Обезоруживающе улыбнулся: - Я вообще-то зашел кофе выпить. Можно? Двойной эспрессо без сливок, с сахаром?
Бармен - он и в Африке бармен. В его взгляде ясно читалось: «И это все?!»
Феликс поспешил добавить:
- И что-нибудь  на ваше усмотрение.
- Пиво? Коктейль?
- Я еще не успел позавтракать.
- Яичницу с беконом и апельсиновый сок?
- Отлично. Только сок, если можно, грейпфрутовый. Ну, и пиво тоже. Светлое. Имбирное.
- О кей.  - Отправив на кухню заказ, бармен уставил стойку перед Феликсом напитками, подал зажигалку прикурить. Дождавшись, пока тот все попробует, вежливо поинтересовался:
- Издалека к нам прибыли?
- Из Латвии. Слыхали?
Бармен оживился:
- Ну еще бы не слыхать. Восточная Европа. Бывший Советский Союз. Собственники этой земли как раз оттуда родом. Из Латвии. Они лет десять судились, а теперь, говорят, скоро сама баронесса фон Прупис должна приехать, законная наследница. Не знакомы с ней, случайно?
Феликс усмехнулся:
- Латвия, конечно, страна маленькая, но не настолько, чтобы все ее жители друг друга знали.
- Говорят, Вилис Салин тоже родился в вашей стране…
- Кто такой Вилис Салин, чем-то  знаменит?
- Он лидер партии христианских демократов, мы в Мартинбурге все собирались голосовать за него. Газеты пишут, он самый реальный претендент на должность президента.
- И что хорошего намерена его партия сделать для республики?
- Вилис Салин обещает частную собственность не трогать и конфликты мирным путем урегулировать… Но, скорее всего, выборы опять не состоятся…
Из кухни появился чернокожий повар с подносом, на котором еще шипела яичница.
Пока посетитель завтракал, бармен деликатно переключился на недодраенную утварь. Лишь, приняв опустошенную тарелку, продолжил беседу:
- А что, Латвия правда бедная страна? Там у вас так плохо торговля идет, что вы на другой конец света подались?
Феликс понял: ему великодушно дарили шанс. Теперь главное - не перестараться. Он  ловко извлек из кейса каталог изделий Рижского парфюмерно-косметического завода «Дзинтарс», который ему в салоне самолета впендюрила стюардесса, и слово в слово стал повторять ее заклинания (вот уж точно: никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь…):
- Смотря чем торгуешь. Вот, посмотрите… Это наше местное производство. Дело в том, что на рынке - засилье французских производителей. А наша продукция - она намного лучше, на натуральном сырье. Но на раскрутку не хватает таких средств, чтоб с французами конкурировать. Тут и кремы, и тоники, и косметическое молочко - с экстрактами трав, ягод… Есть крем от солнечных ожогов…
Бармен все больше проникался. С сожалением покачал головой:
- Ты парень, не в то место приехал. И не в то время.
Феликс вошел в роль:
- Так может, девочки на кухне, или официантки…
- Я ж говорю -  нет у нас женщин. Эвакуировали мы их.
Феликс втянул голову в плечи, кинул испуганный взгляд:
- А что у вас тут происходит-то? Химическая авария? Или на атомной станции?
- Война у нас вот-вот начнется. Детей мы уже отправили, большинство женщин - тоже.
- И куда же? В ЮАР?
- На границе с Ботсваной есть  безопасная зона, лагерь в саванне. Но тебе туда отправляться не советую. Тебе, наверное,  правда лучше в ЮАР. Там сейчас спокойно, и народ богатый…
- Заведение ваше тоже закроется?
- Зачем же? Не сегодня-завтра американцы явятся, им же надо попить-покушать?
- Кофе у вас первоклассный.
- С местных плантаций!
- Я бы еще чашку выпил. Скажите, а часто у вас такое происходит?
- Конкретно Мартинбург пару лет не трогали. Ну а республика-анклав, как образовалась, так и воюет.
- Боретесь за независимость?
- Да какая, к чертям, независимость? Кто ее видел? Живем, как на вулкане… Или, как в концлагере - куда не шагнешь - если не мины, то «шпергебит» - запретная зона. Власти пять лет выборы обещали, но во время предвыборной кампании такая смута поднялась, что уже несколько раз чрезвычайное положение объявляли. Вчера в столице снова митинг разогнали. Скоро все нормальные люди эмигрируют. Останутся одни вояки и шпионы.
- Но вы же не военный и не шпион? Почему же остаетесь?
- А куда я денусь? Я здесь родился, другой жизни не видел… И не увижу, наверное. Я вообще-то, если честно, хозяин «Розы пустыни». Почти весь персонал временно распустил, приходится самому суетиться. - Он вытер руку полотенцем, протянул Феликсу:
- Жозе Морселли.
У Феликса не оставалось причин прикидываться. Ответив на пожатие, он с облегчением признался:
- Я тоже не дистрибьютор… Феликс Муравьев, сын баронессы фон Прупис.  - Пошутил: - Так что вы на самом деле угадали: я знаком с баронессой.
Жозе Морселли не отреагировал на шутку, потрясенно вымолвил:
- Вот не ожидал! Сам барон к нам пожаловал? Путешествуете инкогнито? Ну и как вам ваши африканские  владения?
- Перестаньте, Жозе! Я никакой не барон.
В это мгновение зазвонил мобильник Феликса. Его разыскивали насмерть перепуганные «гарды» сбежавшего «боди» - Чарли и Фредди. Спрашивали, куда за ним подъехать. Он сделал попытку от них отвязаться, говорил, хочет прогуляться пешком, но те вопили, что полковник оторвет им все самое ценное. Феликс назвал адрес ресторана.
Жозе поставил перед ним чашку кофе и бокал с пивом:
- Это за счет заведения.
…Богатеньких все любят…
- А я сначала думал, вы из постояльцев «Джеймс Бонда», - пустился вдруг в откровения хозяин «Розы пустыни».
- Как вы сказали: «…постояльцы Джеймс Бонда»?
- Ну да, так мы прозвали отель «Калифорния». Там одни спецагенты селятся, и первым делом к нам за информацией бегут. Тоже коммивояжерами прикидываться любят. - Он вдруг рассмеялся заливисто:
- А я вам поверил, что вы косметикой торгуете… Вы не актер, случайно? Очень правдиво у вас получилось…
Феликс беззвучно помотал головой, допил свой кофе, отхлебнул пива, поднялся:
- Спасибо, Жозе. Мне пора. Рад был познакомиться.
Жозе Морселли учтиво поклонился:
- Это я был рад,  вам спасибо…
Двери ресторана тем временем широко распахнулись и два темнокожих великана протопали в зал.
- Это за мной, - объяснил Феликс, прощаясь. - Скажите,   что я могу для вас сделать -  мне это очень важно?  Для вас лично, и для города?
Жозе Морселли обреченно махнул рукой. Его вдруг прорвало:
- Если честно - лучшее, что вы можете сделать, это бежать отсюда и как можно дальше. Это я вам просто по-человечески советую. Они вас ни за что в покое не оставят.
- Кто такие «они»?
- Те, кто здесь всем заправляет. «Серые полковники».
- Видите, какие у меня защитники? Каждый стоит целого отряда. Сколько их, полковников? Трое, четверо? Ну пусть даже десять. Нас гораздо больше. Давайте постараемся держаться вместе - и прорвемся. Вот мой номер мобильного. Звоните, Жозе.
- Можете на нас рассчитывать, господин…
- …Просто Феликс.
- …господин Муравьев. - Он все же не утерпел - как упустить такой шанс! - добавил, чуть замявшись: - Феликс… Раз вы все-таки остаетесь…   Мы бы попросили у вас снизить арендную плату…
- Обещаю - никто из защитников не останется в накладе.
Покинув «Розу пустыни», Феликс отправил Фредди на машине к дому Астратьева, а Чарли оставил при себе, не изменив своему плану прогуляться пешком.
Он по-хозяйски оглядывал нарядно раскрашенные здания и опрятные скверы.  Здесь было все, без чего не мыслил жизни европеец. Даже конкуренция. Кроме жилых домов и  двух  небольших гостиниц, тут имелись: отделение банка, два супермаркета, две аптеки, пекарни, парикмахерская, лютеранская церквушка, школа, библиотека, больница. На окраине памятником высилась песчаная скала.
Феликс чувствовал всеми печенками: он здесь не чужой, не гость. Еще не знал, что именно предпримет, но был полон уверености, что от него многое зависит. Снова «никто, кроме меня»…
Нет, правда, без пафоса: кривая занесла его на край света, или нелегкая, - его жизнь уже не такая, как прежде, и сам он стал другим… Точно, другим! Еще не вступил в права, а уже начал раздавать обещания. Что там Астратьев ему говорил об официальных переговорах? Давно пора расставить все точки всюду, где им полагается быть. Кстати, а вот и его особняк возник на горизонте - германская классика, крыша с флюгером-петушком. Дальше шли усадьбы, так сказать, сельского формата: фермы, виноградники, потом деревни аборигенов…
Городской пейзаж остался позади. Его плавно завершали бензоколонка с автосервисом,  крематорий и кладбище. Сегодня на сценическом заднике красовалась компьютерная заставка программы Windows: жидкокристаллическое светло-голубое небо с перистыми мазками облаков.
По пути к жилищу Астратьева предстояло пересечь кусок открыточно-буклетной африканской степи: роща лиллипутских акаций,  баобаб, искалеченные артритом саксаулы. Сквозь спутанные заросли проглядывала пятнистая шкура - наверное, гепард затаился.
Феликсу стало не по себе. Он полез в карман за «Макаровым». Внезапно «гепард» принял обличье Фредди -  одетый в камуфляж, тот курил возле «Лэндровера» цвета маренго с незаглушенным мотором. По команде Феликса они погрузились в машину и направились по утрамбованному гравию к бывшему особняку Людвига Штрома, в котором после его гибели давно хозяйничал Ника Астратьев.
Через пару минут Феликс поднимался по ступеням высокого крыльца. Возле входной двери он достал из кармана мобильник и хотел набрать номер Ники, но телефон вдруг зазвонил сам.
- Феликс, это я, Варвара! - донесся голос, звучавший так громко и ясно, словно она была рядом. - Нас трое, мы живы и здоровы, вокруг пустыня, идем на юг к столичному аэропорту…
Он перебил:
- Варвара! Я все знаю - вы на территории запретной зоны, не трать зарядку. У тебя компас и карта. Ступайте к берегу океана строго на запад. Запомни: круизное судно «Анна», капитан Павел Еленцев. Он возьмет вас на борт в ближайшей  бухте. Только сначала точно определи координаты.
- Тут стрелка компаса сошла с ума - аномалия, что ли? - не пойму…
- Тогда не выключай мобильники, может, Астратьев определит, он установил связь специально для вас…
- Ты ему доверяешь? Мы выяснили: наше похищение заказал Баранников! Ты слышишь?
- Я знаю. Он поручил Астратьеву меня шантажировать.
- Тебя шантажируют?!
- Астратьев на нашей стороне, только в свой вертолет меня не взял. Сказал, что над запретной зоной чужие летательные аппараты разрешено сбивать. Еще он просил передать, чтобы вы подальше от проволочных заграждений держались, и  ни в коем случае не попадались патрульным. Если заметите вертолеты, прячьтесь, поняла?
- Поняла. А с оружием нам что делать? Оставлять себе, или лучше спрятать?
- Что за оружие?
- Два автомата Калашникова. И еще я отняла у пилота пистолет с ледяными пулями…
- Пистолет зарой поглубже, а с автоматами - сама смотри, как лучше поступить.
- Ой, я вижу вертолет!
- Прячьтесь за скалами! Звони, держись, привет Лизе!
Связь прервалась. Ну вот, дождался вестей… Феликс набрал номер Астратьева.
- Это Феликс. Варвара только что объявилась. Я ей объяснил, что ты просил.
- Отлично. Все идет по плану.
- Сомневаюсь. Она сказала, что видит вертолет и нажала отбой.
- Успела сообщить координаты?
- Говорит, стрелка компаса с ума сошла. Там могут быть магнитные аномалии, в этой запретной зоне?
- Аномалии? Как интересно… Спасибо, теперь я легко определю их местонахождение. Дай мне номер,  с которого тебе Лагина звонила.
- Номер не определился.
- Ладно, постараюсь выяснить. А ты сам-то где?
- На крыльце твоего дома. Ты долго еще?
- Минут десять-пятнадцать. Так что милости прошу, заходи.
Феликс нажал кнопку звонка. Дверь открыла чернокожая горничная не первой молодости. Приветствуя гостя по-немецки, она вдруг сделала уморительный книксен на манер кисейной барышни,  представилась: «Эва», приняла у Феликса из рук его кейс, и проводила по старомодно толстым коврам через просторную гостиную со стенами в книжных стеллажах,  в кабинет, оснащенный плазменно-лазерной техникой не хуже космического ЦУПа, и тоже полный книг.
На диване перед большим плоским дисплеем сидела пленительная светлокожая мулатка с экзотическими очами. Ее точеную фигурку облегало платье-джемпер в поперечные розово-серые полосы, с высоким мягким воротом. Обутые в серебристо-серые лодочки ножки были по-девичьи тонкими, как у парижанки. И держала она их прямо, подобно школьнице-отличнице.
Феликс никогда - ни в жизни, ни на  экране, - не встречал женщины, настолько похожей на незабываемую Одри Хэпберн. Наверное, у него было очень глупое лицо. Протягивая ему руку, хозяйка улыбнулась с оттенком ласковой насмешки:
- Вы - Феликс? Я - Берта. Наконец-то вы до нас добрались. Ника сказал, надо вас первым делом накормить. Но он только что прислал мне по и-мэйлу кое-что очень для вас интересное…
Она отлично говорила по-русски, с легким приятным уху акцентом. Феликс вернулся в границы благопристойности. Поцеловал Берте руку, виновато проговорил:
- Я, наверное, по-дурацки выгляжу. Но Ника не предупредил меня, что его жена так сокрушительно прекрасна.
Берта звонко рассмеялась:
- Если вы и своей жене такие красивые слова говорите, она - счастливая… - Она взяла трубку радиотелефона, лежавшую тут же на диване:
- Ян, принеси нам два кофе в кабинет, пожалуйста! - Пригласила: - Садитесь рядом со мной.
- Вы за меня не беспокойтесь, я не голоден - успел немного  перекусить в «Розе пустыни».
В дверях нарисовался неожиданно рослый китаец в белом сюртуке, толкавший перед собой накрытый столик на колесиках. Низко поклонившись, он поздоровался по-китайски и поставил столик перед хозяйкой.
Искоса поглядывая на Феликса, Берта представила ему повара, а когда тот вышел, не удержалась, фыркнула:
- Он, между прочим, по-русски поздоровался!
- Ну да, - покривил душой Феликс, - я так и подумал.
- Правда? Тогда вы второй, после Ники, кто, не зная китайского, способен  Яна понимать…  - И с обворожительной улыбкой призналась:
- Мне вот до сих пор переводчик требуется…
Тем временем на плазменном дисплее начала проявляться необычайно долго загружавшаяся картинка - пустынный рельеф, резко разделенный на свет и тень, - вид сверху. Громадный алый плафон закатного солнца. Смазывающий очертания ветер. Три женские фигурки перемещаются по застывшей песчаной ряби в распадке меж оранжево-черных дюн, с длинными  темными  шлейфами теней. Секунда - и они исчезают.
 -  Это снимок со спутника. - раздался вдруг голос Астратьева. Феликс вскинул голову. Небрежно ему кивнув, Ника нежно поцеловал жену:
- Дорогая, иди в гостиную. Нам нужно еще минут пять.
И тут произошло нечто, отчего Феликс едва не провалился сквозь землю, и еще долго люто себя ненавидел.
Берта бросила на него взгляд, значение которого стало понятным только через несколько секунд. Взгляд, с успехом заменивший кляп. Немного поерзав, она продвинулась в самый угол дивана, закинув руку за спинку, пошарила  там, извлекла  две металлические палки, стукнула ими об пол, встряхнула, и они вдруг превратились в костыли. Тогда она проворно приладила их подмышки, оперлась и поднялась. Ника стоял рядом,  готовый ее подхватить, но Берта предпочитала обходиться без помощи. Правда, чего ей это стоило, знали только они двое. У самых дверей она повернула голову, и с ангельской улыбкой произнесла:
- Мы с Яном подождем. Можете не спешить.
Феликс, когда она скрылась,  не смог удержать слез.
- Кури,  если хочешь, - угрюмо обронил Ника.
- А ты? - спросил Феликс, извлекая из кармана серебряный отцовский портсигар.
Ника взял вещицу, подержал в руках, рассматривая:
- Красивый раритет…
Усмехнувшись, выдал:
- Эстетично оформленный порок превращается в грех.
- Ну ты и забубенил… Сам-то никогда не грешил - никотиновой зависимостью?
- Когда-то было - в далеком темном прошлом.
- И не тянет?
- Временами - до ужаса. Но я дал обет. Когда Берте делали последнюю операцию. Она осталась жива.  А все остальное - такие пустяки…
- А что с ней произошло? Автокатастрофа?
- Война. Уличные бои в тумане. В августе 91-го… Мы потом обо всем поговорим, хорошо? После ланча.
- Скажи только, почему Берта креслом не пользуется?
- Мы все еще верим в чудо. Ей кажется, это будет капитуляцией. Гордая, вся в тебя.
- ???!!!
- Ты еще не понял? Берта - твоя сестра. Троюродная.
Продолжение следует.
Tags: африка, детектив, детективы Людмилы Кушпель, интересное, литература, моитексты, приключения, приключениябухгалтераварварылагиной, романылюсимариноши, трэвел, хорошая книга, читальня люси мариноши
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo lik_mi january 10, 2015 18:37 93
Buy for 10 tokens
Прошлое в настоящем. (Не шоколадные, конечно, просто современники событий рассказа). . Несбыточные, словно сны о сказочных дворцах с мраморными ступенями. Манящие, как запах духов "Красная Москва". Они стояли за стеклом витрины обычного продуктового среди горок шоколадного лома и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments