Людмила Кушпель-Мариноши (lik_mi) wrote,
Людмила Кушпель-Мариноши
lik_mi

Почти рождественская история. Счастья шоколадные фигурки.

021
Прошлое в настоящем. (Не шоколадные, конечно, просто современники событий рассказа).
.
      Несбыточные, словно сны о сказочных дворцах с мраморными ступенями. Манящие, как запах духов "Красная Москва". Они стояли за стеклом витрины обычного продуктового среди горок шоколадного лома и доступного любому первоклашке (если пожертвовать деньгами на школьные обеды) ассортимента фабрики "Лайма".  Разноцветная фольга - сама по себе немалая ценность. Сколько фантиков на неё можно было выменять! Сколько "секретов"  соорудить! И всё это сказочное богатство - мусор в сравнении с содержимым обёрток: шоколадными зверями, дедами морозами и снегурками. Таких давно не продают и не изготовляют - цельных скульптур из горького шоколада. На развес. Цена за кило выше средней зарплаты советского служащего. Если мама и папа оба - советские служащие со средней зарплатой и у них двое детей...  Словом, детям этим лучше не прижимать носы к такой витрине, "а то так и останется".
      Марципановые фигурки похожи на шоколадные и в десять раз дешевле... Подруга Людка их обожает, с новогодним подарком для неё - никаких проблем. Она моих страданий не понимает. А я марципан не-на-ви-жу... Я и шоколад-то, собственно, лет до десяти ненавидела - перекормили многочисленные родственники гигантскими лаймовскими божьими коровками.  Как их есть, до сих пор не пойму: уже в руках разъезжаются, в рот не помещаются, липкая начинка течет до пят...
Но шоколадные звери в разноцветном "золоте" (так дети называли фольгу независимо от её цвета) -  это совершенно другая история. История про счастье, история про чудо.
      Детство... Не любила я его. Бесправие, все поучают, всё запрещают, кажется, к самой жизни все причастны, кроме тебя. Не дождаться, когда же, в конце концов, и ты  стнешь взрослой и полноправной. Время тянется медленно, мучительно медленно... И тем не менее, очень счастливым оно было, моё детство. Наполненное любовью, нежностью, теплом и радостью. Счастьем были друзья и книги, кино и беготня по улице, дворовые игры и летние каникулы...
      Но самое, самое большое, самое долгожданное счастье - Новый год и зимние каникулы. Короче летних, зато - в полном твоём распоряжении, никаких пионерских лагерей! Ёлка до потолка, лампочки, бенгальские огни, мандарины, грецкие орехи. Обязательно новое кино. Книги допоздна, спи сколько хочешь... Хоть и на раскладушке - гости на Новый год дело святое, - зато под самой ёлкой... Запах...
Все на работе, дом пустой, можно беситься с друзьями-подругами сколько душе угодно - гадать, петь, плясать, болтать-хохотать, поедать конфеты, мандарины, колоть грецкие орехи с помощью дверей...
      В том году новогодний праздник мы встречали вместе с дедушкой Ваней, папиным папой, нашим с Наташкой любимым дедушкой "с Кубани". До сих пор только мы его навещали, в летние каникулы, гостили у него на хуторе Братском. Он приехал с полным чемоданом подарков, настоящим новогодним сюрпризом. На радостях мы не сразу заметили, что выглядел наш Дед Мороз не очень, сильно похудел.  Взрослые долго сидели за столом, до самого утра. Отправили нас с Наташкой спать, а сами перебрались на кухню, Звучали голоса, звон стекла, музыка из радиоприёмника. Всё, как обычно, только не слышно было застольных песен в дедушкином исполнении - он обладал прекрасным голосом, его всегда просили спеть что-нибудь кубанско-казацкое. Доносился лишь время от времени его кашель - громкий, надсадный...
      Наутро мы узнали, что папа вызвал дедушку провериться в госпитале и подлечиться. Не верилось, чтобы он был серьёзно болен. Энергичный, неугомонный, добродушный, общительный и необыкновенно тактичный, он сходу включился в семейные дела и проблемы: ходил на рынок, помогал маме готовить, отводил в садик и забирал Наташку. Наш однорукий дедушка-инвалид. Перед тем, как лечь в госпиталь, потащил нас с сестрёнкой по магазинам, накупил кучу игрушек и сластей, как мы не отнекивались...
      К вечеру незаметно исчез и вернулся с огромным кульком из серой обёрточной бумаги, в какие заворачивали в те времена покупки.
      - Вот. Это девочкам. Шоколад.
      Из перевёрнутого кулька на стол вывалился золотой заяц, за ним медведь, белочка, дед мороз... Гора шоколадных фигурок - целый килограмм!
      Оправясь от шока, мы чуть не задушили нашего волшебника в восторженных объятиях...
      Потом я слышала, как мама ласково упрекала дедушку, зачем он потратил столько денег, с его крошечной пенсией. А дедушка отвечал:
      - Пусть наедятся от пуза... Меня не станет, а они будут вспоминать, как дед их баловал...
      Только тогда до меня дошло: он приехал сюда умирать. Он хотел умереть красиво. Продал хату - больше ведь не понадобится. Оно и без врачей понятно, чем заканчивается неизлечимый кашель с кровью...
      Но мы всё же - папа, мама и я - мы верили, что дедушка будет жить. Втихомолку молились, бывшие комсомольцы и пионерка -  объявленному вне закона Господу Богу...
      Рентген показал, что у дедушки в лёгком застрял обломок ребра после травмы. Обломок извлекли, лёгкое заштопали. Дедушка Ваня вернулся к нам как новенький. Смеялся, пел казацкие песни. Прожил у нас до самого лета, пока вся родня собирала ему деньги на новую хату.
 

 

     
Tags: дети, детство, мемуары, мои фото, новый год, рассказы, рождественский рассказ, рождество, семья, счастье, чудеса
Subscribe
promo lik_mi january 10, 2015 18:37 93
Buy for 10 tokens
Прошлое в настоящем. (Не шоколадные, конечно, просто современники событий рассказа). . Несбыточные, словно сны о сказочных дворцах с мраморными ступенями. Манящие, как запах духов "Красная Москва". Они стояли за стеклом витрины обычного продуктового среди горок шоколадного лома и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 93 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →