Людмила Кушпель-Мариноши (lik_mi) wrote,
Людмила Кушпель-Мариноши
lik_mi

© Людмила Кушпель. Роман "Тайны пустыни туманов". Часть 2. Глава пятая (окончание).

…Всего лишь несколько месяцев минуло после «Большого кипрского облома», а Григорий Баранников вновь рулил, скоренько уладив возникшие в бизнесе неурядицы - в очередной раз германские сокровища Баранниковых-Чернятьевых сослужили ему добрую службу.  Раде Чернятьевой к тому моменту, когда она пожелала с ним разделиться, уже давно ничего из дрезденских трофеев не принадлежало - под них брались кредиты, и не раз. Он ей это объяснил, она поняла и вроде согласилась на все его условия. Но когда к ней пришли забирать картины, вдруг заупрямилась - кто-то успел ее надоумить, что военные трофеи их папаш находятся в розыске, в списках Интерпола, как похищенные. Германское отделение швейцарского банка, который папаши героически грабанули в конце войны под разбомбленным городом Дрезденом, дождалось падения Берлинской стены, и возжелало пересмотреть отдельные конкретные итоги второй мировой, в частности, в отношении имущества саксонской ветви баронов фон Пруписов.
Хитрая девчонка решила на этом сыграть. Пришлось действовать по отработанной схеме - слегка припугнуть. А что оставалось делать? Другого покупателя, согласного заплатить такую сумму за паленую коллекцию, отыскать было уже нереально.
Он не мог поступить иначе. Хотел, как лучше. Те ребята тоже, должно быть,  хотели, как лучше. Переусердствовали. Получилось вроде несчастного случая на производстве...

Дамская глупость - самая страшная, самая атомная бомба на свете. Рада сглупила - и погибла жуткой смертью. Он, Григорий Баранников, тоже пострадал:  удобный момент на границе был упущен, француза с коллекцией повязали, тот сдал продавца. Таким образом Баранников лишился средств для прибретения концессии  на добычу африканских алмазов - германские сокровища возвратили фон Пруписам. Мало того, пришлось вернуть жадному французу его задаток.
Его занесло на край света, в богом забытую африканскую страну. Он поселился поначалу у брата Анатолия Капустина - Виталия, тоже полковника, еще недавно служившего в ГРУ, ныне коммерсанта, основавшего здесь свой бизнес.
Как вскоре выяснилось, особняк, ферма и прилегающие земельные владения, разросшиеся до размеров небольшого городка,  прежде принадлежали немцу-алмазопромышленнику, ныне покойному, выходцу из буржуазной Латвии. Городок неофициально звался Мартинбург, по имени его основателя. Носившего фамилию… фон Прупис. Совпадение? Мистика? Судьба? Лишнее напоминание, что «остаться в живых должен только один»?
Основным занятием Виталия Капустина являлась долголетняя судебная тяжба с госпожой Сильвией Муравьевой - фон Прупис, матерью Феликса Муравьева, прямой наследницей алмазных шахт покойного барона. Григория Баранникова не пришлось долго уговаривать подключиться к этому делу, и вскоре он целиком забрал его в свои руки, не жалея ни денег, ни влияния.
Тяжба тянулась и тянулась, обогащая адвокатов и разоряя Баранникова. Внезапно ему становится известно, что Феликс Муравьев женится, готовит грандиозную свадьбу. Чтобы ненавистные Пруписы благополучно плодились и размножались? Не бывать тому. Баранников решил: пора давать заказ Молчуну. Принимать, так сказать, превентивные меры.
И за что им такая пруха, треклятым Пруписам-Муравьевым? Молчун впервые не справляется. Причем не справляется дважды.
Тем временем приходит убийственное сообщение из Стокгольма: земли Мартина возвращаются законной наследнице баронессе Муравьевой фон Прупис. Баронесса от счастья при смерти, сынок спешит официально вступить в права. Чудненько.  Чем скорее, тем лучше. Баранников готовит Муравьеву западню, и тот с размаху в нее валится - покупает билет на чартерный рейс «Экстрим-тура». Но затем почему-то  летит в Африку другой авиакомпанией, становясь вне пределов досягаемости.
Однако ловушка для умника этого пустой не остается. На борту «потерпевшего аварию» авиалайнера обнаруживается Саша Громова!  Вот и настал на его улице праздник, в награду за долготерпение. Вместе с ней в капкан прыгают две приятельницы Муравьева, две сумасшедшие тетки, успевшие изрядно надоесть «серым полковникам» - проныра Елизавета Сидорова - криминальная репортерша, и чересчур догадливая бухгалтерша Варвара Лагина.
Баранников смекнул: ему обломился шанс заполучить письменный отказ наследника. Он мгновенно корректирует  план: велит всех трех дур запереть в ангаре среди пустыни, сфоткать, а затем шантажировать детектива.
 Но праздновать было рановато. Три безоружные дуры влегкую справились с тремя вооруженными головорезами. Только в пустыне Намиб никуда не денешься, тем более, на запретной территории… Они очень плохо себя вели - пришлось подсуетиться и быстренько оформить девушек на урановый рудник.
На игры с Муравьевым времени не оставалось. Вернувшись к первоначальному плану, Баранников решает:  пусть Молчун его наконец завалит - тупо отправит к праотцам-баронам…
Потом, после войны, наступит мир. «Дегросс» даст добро на добычу алмазов. Баранников поднимется, как давно мечтал.  И тогда покумекает, как добраться до Николая Иваныча и его организации-неведимки. Должен быть способ и он его найдет.
Баранников помалкивал, хотя давно догадывался: алмазы, отработка экспериментальные технологий для военных - всего лишь верхняя часть айсберга. А сам айсберг, оторвавшийся от «материнского ледника» закрытых гэбэшных разработок  -  это глобальный проект по тотальной обработке массового сознания. Проект-мираж, не существующий официально, но имеющий реальных заказчиков - более могущественных, чем был Сталин со своим Берия. Он хочет в нем участвовать, но только не в роли подопытного кролика, а на равных с экспериментаторами. Разве он  этого не достоин?
*   *   *         *   *   *         *   *   *
…Шум на улице проникал через закрытое окно. Оратор «Львов Асади» настоящий профи - мастерски довел толпу до критического градуса. Того и гляди, камни в окна «Красного дома» полетят…
Медлить и дальше было нельзя. Баранников взял трубку мобильного и дал гудок Молчуну, чтобы поторапливался. Потом  позвонил Романовичу и приказал срочно провести аэромобильную операцию. Затем  набрал секретный номер Марата и дал условный сигнал для объявления «часа Х». Это означало начало нового военного переворота: захват военного аэродрома, а затем марш-бросок на столицу новой армии, составленной из боевиков Марата и наемников из Уганды. Конечная цель - захват власти в республике и  провозглашение президентом его, Баранникова, личной марионетки.
…Пора бы уже ему появиться,  этому Крохину, гад его мать... Баранников нетерпеливо взглянул на свои драгоценные наручные часы. Внезапно распахнулись двери.
На пороге возник незнакомец  в форме  рядового американских миротворческих сил. Баранников на секунду застыл.
«Миротворец» отдал честь, произнеся по-русски:
- Здравия желаю, полковник!
Из-под голубого берета блеснули две ледышки.
Баранников облегченно выдохнул:
- Крохин, наконец-то! Что за маскарад?
- Толпа вот-вот возьмет здание приступом. Охрана стоит в обороне, я еле прорвался.
- Я же  пропуск для тебя оставил.
- Ну да, только меня все равно обыскали и автомат отняли.
Баранников обошел письменный стол, достал из ящика приготовленные доллары:
- Вот тебе аванс. Закончишь дело, остальное получишь на счет в банке. - Протягивая пачку, кивнул на бронированную дверь в стене:
- Двигай туда, там лифт.
- А пушку?
- Своей нет?
- Так «Мотороллу» же с ледяными пулями отобрали!
- И правильно. Теперь она больших бабок стоит. Испытания закончены. Сам купишь.
Баранников взял со стола золотую чашку, бережно
вытер изнутри бумажной салфеткой и отправил в карман.
Крохин уже пересек кабинет и нетерпеливо топтался у двери лифта:
- Вы бы не могли поторопиться, полковник? Сейчас начнется «штурм Зимнего»!
- Не суетись, Крохин! По-любому выберемся, через подвальный этаж. - Спокойно отреагировал Баранников и добавил, наклоняясь за портретом:
- Все бунтовщики-мятежники одинаковы! Штурм Бастилии, штурм Зимнего… На хрена рваться в пустое здание?
Подземные этажи правительственного здания соединялись с целой системой туннелей. Баранников намеревался выбраться на поверхность в тихом укромном районе, где его ожидал бронированный автомобиль.
Держа портрет впереди себя, как на первомайской демонстрации, он дошагал до лифта. Прислонил картину к стене, открыл дверь ключом, распахнул. Обернувшись, коротко скомандовал: - Вперед! - И снова взгромоздив перед собой драгоценную ношу, пошатнулся под  ее тяжестью. Из-за портрета, скрывшего живую натуру, донеслось надменным тоном:
- Ты не ответил: почему на тебе форма американского миротворца?
Молниеносно, с факирским проворством, Крохин взметнул руку с  обернутыми  салфеткой пальцами, мгновенно прижал дуло пистолета к нарисованному лицу, нажал курок и прошипел с издевкой:
- Отвечаю: потому, что я - американский миротворец. Покойся с миром, полковник!
Отшвырнул ствол. Присел,  извлек из кармана у мертвого золотую чашку и спрятал в свой. Шагнул в кабинку. Нажав нижнюю кнопку, с неугасшей ненавистью пробормотал:
- А недурной вышел натюрморт…

Tags: Африка, Людмила Кушпель "Тайны пустыни туманов", детектив, приключения, путешествия, роман
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo lik_mi january 10, 2015 18:37 93
Buy for 10 tokens
Прошлое в настоящем. (Не шоколадные, конечно, просто современники событий рассказа). . Несбыточные, словно сны о сказочных дворцах с мраморными ступенями. Манящие, как запах духов "Красная Москва". Они стояли за стеклом витрины обычного продуктового среди горок шоколадного лома и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments