Людмила Кушпель-Мариноши (lik_mi) wrote,
Людмила Кушпель-Мариноши
lik_mi

Categories:

© Людмила Кушпель. Роман "Тайны пустыни туманов". Часть 2. Глава четвёртая (окончание).

*   *   *         *   *   *         *   *   *
…В столице, куда Феликс с Никой вскоре добрались на вертолете в сопровождении группы его верных бойцов, происходили нешуточные волнения. Дороги были оцеплены полицией, улицы запружены демонстрантами, кое-где строили баррикады. Все это как на ладони наблюдалось с вертолетной площадки, расположенной на крыше Дома правительства - именно там приземлилась наша команда спасателей.
- У вас - перекур. Я - к Баранникову. Ждете здесь. - Отрывисто скомандовал Астратьев и спрыгнул. Добежав до никелированных перил, нырнул в проем аварийного выхода.
…”Красный дом” напоминал, пользуясь избитым выражением, растревоженный муравейник. По коридорам сновали, чего-то перетаскивали, толпились у кабинок лифтов с полными руками коробок, пакетов, узлов, ящиков - завершалась необъявленная эвакуация здания по приказу  Военно-республиканского комитета, временно перебиравшегося в более для него комфортные полевые условия. Ника с трудом пробился  к нужному ему кабинету. У дверей сделал звонок, но все телефоны Баранникова, включая мобильный, были отключены. Он рванул внутрь.
Скучавшая за пасьянсом хорошенькая секретарша островных тропических кровей-  миниатюрная, большеглазая,   выпрыгнула наперерез:
- Господин Астратьев, там заперто, туда никому нельзя! Босс занят супер-важными переговорами!
- Но у меня для него супер-важная информация.
- Оставьте мне.
Ника долго не раздумывал:
- Хорошо. Читайте по губам: «В здании - обнаружена - бомба!»
Преданную секретаршу мгновенно выдуло из кабинета. Ника занял ее место, свернул игры. На дисплее появилось  расписание на сегодня. Первым пунктом значилось: «Подписание контракта с г-ном Вэлэнтайном Ковальски, Министерство торговли США». В строке под именем контрагента помещались его данные: номера телефонов, номер комнаты в отеле «Калифорния»… Такой случай вооружиться очередным компроматом грех упустить - пока Гри-Гри закончит переговоры, надо  как следует покопаться в его компьютере, решил Ника.
Внезапно распахнулась и тут же захлопнулась дверь кабинета, пропустив стремительно шагнувшего в приемную вальяжного мужчину в дорогущем костюме.
Сэ-прайз!Так вот с кем Баранников ведет тайные свои переговоры! Ника сразу его узнал. Американец Вэл… Цивильный костюм сидел на нем так же ловко, как некогда летная форма.
*   *   *         *   *   *         *   *   *
…Они дружили ровно один африканский вечер - пятеро летчиков-истребителей. Трое американцев: Вэл, Джонни и Джордж, и двое русских: Ника Астратьев и Сашка Белоусов по прозвищу Бесик. Романтики по молодости лет, они верили, что все дурное на этом свете - глупая ошибка, и все еще можно исправить. Противники на «холодной войне», те и другие полагали, что сражаются за мир - за лучший мир, веселый и беспечный, в котором изжита привычка убивать.
Они повстречались в местном ресторанчике и с первого взгляда прониклись друг к другу симпатией. «Капиталисты» оказались простыми, открытыми, дружелюбными парнями. Такими похожими на них с Бесиком. Хмелея от этого открытия, больше, чем от виски, они обнаружили, что влюблены в одни и те же фильмы, в одни и те же песни. Всю ночь напролет восторженно вопили под никину гитару: "Such a lovely place, such a lovely place"… 
Казалось, эта потрясающая встреча - она неспроста. Как когда- то встреча на Эльбе. Как пророчество о  долгой  счастливой  жизни… 
Казалось, навсегда отменяется вражда и «образ врага». Неспроста Джордж так мистически напоминал французского писателя Антуана де Сэнт-Экзюпери с обложки книги из серии «Жизнь замечательных людей», только чуть более загорелого… Ника силился донести до новых друзей на английском смысл его знаменитого афоризма: «Самая большая роскошь - это роскошь человеческого общения»…
 …На следующее  утро счастливое наваждение растворилось - в воздухе, полном ненависти, страха и боли. Повинуясь приказу,  пятеро летчиков отправились в небо чужой войны - бомбить и истреблять.
Наверное, Бесик принял смуглого Джорджа за африканского неприятеля… Так после своей и его гибели говорил он Нике в его кошмарных снах. И просил простить. Но Ника так и не смог - простить, отпустить, забыть.
…А может, действительно пришла пора забыть прошлое, оставить в нем чувство вины? Возвратиться, наконец, с того воздушного боя. Хотя бы теперь, столько лет спустя. После того, как мир дважды перевернулся - в первый раз после падения Берлинской стены, второй - после падения Башен-близнецов.
…«А если Вэл тоже не сумел - простить?» - мелькнула у Ники запоздалая догадка. Бесконечный порочный круг ненависти и страха снова замкнется... Но тот  уже рванул к нему с распростертыми объятиями.
*   *   *         *   *   *         *   *   *

Фото из Интернета

…Отсюда, с вертолетной площадки, открывался широкий обзор - вся панорама столицы от делового центра до самой пустыни, и все перемещения кипучих людских потоков. Феликс подошел вплотную к невысокой оградке.  То, что происходило внизу, напоминало сумбур прошлого десятилетия на его родине.
Поворотные эпизоды истории творятся в считаные дни. Не всякому поколению простых обывателей выпадает стать к ним причастным. Для Феликса Муравьева эти мгновения минули относительно благополучно: он и его близкие остались живы-здоровы; сам он сохранил честь-совесть и доброе имя, своевременно отшатнувшись от политической карьеры, и в результате приобрел стойкий иммунитет ко всякого рода мозговым атакам. Он был уверен, что отныне и до конца дней все его отношения с  властью ограничатся взиманием дани.
…«Нам не дано предугадать…».  Мы забавляемся, швыряя камешки в воду, и с интересом созерцаем, как множатся круги - все шире и дальше. Не подозревая в тот момент, что наблюдаем динамическую модель  человеческих поступков относительно пространства-времени.
Любовь и ненависть, верность и предательство, страх и отвага, жестокость и сострадание…  Элементарный набор человеческих чувств и поступков, под действием которых происходят перемены судеб.  Нам свыше дано право самим совершать выбор, влияя тем самым не только на собственную участь и участь ближнего, дальнего, встречного, поперечного - на  судьбу еще не рожденных.
Не зря Феликс очутился на этом клочке африканской земли, почти по Маркесу - героем хроники объявленной смерти. Хроники объявленной войны.
Он увидел со своей верхотуры два танка, медленно ползущих с южной окраины, где просматривался военный плацдарм, на котором суетились парни в камуфляже - вокруг стоящих на земле вертолетов, - загружая их смертоносной начинкой. Участники митингов не имели оружия. Зачем понадобились танки и эскадрилья вертолетов?
Военные режимы особой фантазией не отличаются. Классический сюжет - разгон мирной демонстрации… Мы это уже проходили.  Стало быть, где-то готовится провокация.
Феликс достал мобильник, включил видеокамеру. Ближе всего к «Красному дому» удалось прорваться группе поддержки христианского демократа Вилиса Салина. Да их, собственно, и не задерживали, наоборот, полицейские расчищали  путь, открывая дорогу джипу, доставившему кандидата в президенты. Демонстранты получили привилегию расположиться  со своими плакатами и лозунгами неподалеку от Дома правительства. Отряд спецназа помог Вилису Салину вскарабкаться на трибуну и добровольно встал в оцепление.
Феликс приник к глазку камеры, стремясь запечатлеть исторический момент в наилучших ракурсах. Родственничек неплохо выглядел для своих солидных лет - по крайней мере, с высоты птичьего полета, - размноженный в зеркальных окнах пирамидального здания напротив, чьи этажи напоминали нью-йоркский небоскреб Трампа,  уступами шагая с неба на землю. Феликс задержал взгляд на эстетично оформленной крыше - с бассейном и цветущим садом. Невольно залюбовался и навел туда видоискатель.
Внезапно среди растительной экзотики показался стальной ствол винтовки с оптическим прицелом.


Tags: Африка, Людмила Кушпель "Тайны пустыни туманов", детектив, путешествия, роман
Subscribe

promo lik_mi january 10, 2015 18:37 93
Buy for 10 tokens
Прошлое в настоящем. (Не шоколадные, конечно, просто современники событий рассказа). . Несбыточные, словно сны о сказочных дворцах с мраморными ступенями. Манящие, как запах духов "Красная Москва". Они стояли за стеклом витрины обычного продуктового среди горок шоколадного лома и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments