Людмила Кушпель-Мариноши (lik_mi) wrote,
Людмила Кушпель-Мариноши
lik_mi

© Людмила Кушпель. "Тайны пустыни туманов". Часть 2. Глава четвертая (продолжение).

Как можно догадаться, та первая операция,  во имя новой гонки вооружений,  потерпела полный крах.  Однако отрицательный результат обернулся триумфом, когда вместо ядерного оружия здесь обнаружили свалку радиоактивных отходов и таким образом установили причину массовой гибели китов. Об этом много писали, может, помнишь.
Проект было решено развивать и щедро финансировать: официально - на разведку недр, негласно - на шпионаж.  Приборы еще больше усовершенствовали. Теперь ошибка при приеме и передаче составляла менее 0, 001 %, а скорость передачи информации - 0,1 сек. В мире аналогов не существовало. Появилась возможность перехватывать разведданные со спутников…
- Круто. А в чем принцип действия приборов, не объяснишь  дурику?
- Технически устройство просто до примитивности, и тем не менее все еще не устарело. Фишка, в общем-то, не в нем, а в декодерах. Чтобы использовать полученную информацию,  надо прежде раскодировать ее - по тому же принципу,  по какому построены модуляции несущей частоты. Коды хранятся в тайне. Расшифровкой  занимаются специально  обученные люди. Кстати, твоя сестренка Берта наш главный специалист. Вот основные принципы выпечки информационного продукта на нашей здешней фабрике-кухне…
- О-па! Вот мы и вернулись к моему первому вопросу. Теперь я понял, как его следует формулировать:  кто является заказчиком этого, как ты выразился, «информационного продукта»?
- Отвечаю, как на духу. Первоначальный заказчик вымер, как мамонт. Резидентура давно закрыта. Мы работаем на рынок. За деньги. Есть постоянный круг покупателей.
- Ясно. МИЭТ, например. Этакая разведка на частных началах…
- Угу. На свой страх и риск. Дело в том… Простому обывателю пока непонятно, что под флагом борьбы с терроризмом вовсю идет третья мировая война. Тебе же не нужно это доказывать?
- Я тоже отношу себя к числу простых обывателей. Но мне не нужно доказывать. Хотя тебя, как самого информированного человека на всем белом свете, я бы послушал… Что ты имеешь в виду?
- Иронизируй, сколько душе угодно, только слушай дядю Нику.  Чем незаметнее сражение, тем оно опаснее. Ты полагаешь, что находишься в тылу, или на нейтральной территории, а фиг тебе! Линия фронта - она всюду. Может пролегать на информационном пространстве, на финансовом, в сфере банков и бирж…. Мир существенно изменился, стал наполовину виртуальным, вот и война зачастую - виртуальная. Но все равно, как и две предыдущие, она идет за передел мира. В этих доселе нам неведомых военных условиях информация -   и особенно ее сестра дезинформация - может служить оружием массового поражения, вместо биологического, вместо чумы… Таким образом наш «информационный продукт» становится все более востребованным. То есть многократно повышается  в цене. 
- Ой, я, кажется, догадался!  Предложишь, как нынче говорят, откат?
- А ты бы взял?
- Зависит от суммы.
- Мысль неплохая, но не ко времени. Я просто хотел, чтобы ты ясно представлял, что получил в наследство.
- Уже представил. Заминированную усадьбу. 
- Это как раз не проблема. Карты минных полей я тебе передам. Только по периметру усадьбы мин нет - там были заложены наши маленькие «шпиончики».
- Так фигли ты мне представление театра одного актера устроил: «Поле, минное поле…» 
- Прости великодушно. Ты ломанулся, как лось, сквозь заграждения. Надо было как-то оправдать ситуацию - я же тут всегда, как на авансцене, при нашем перекрестном шпионаже… Еще вопросы остались?
Феликс поднялся с дивана.
- Насчет Вилиса Салина прояснишь - считай, отстрелялся. - Не допускающим возражений тоном заявил: - Продолжим в машине и вертолете. Я еду с тобой.
Ника Астратьев тоже вскочил, отшвырнул стул. Прекратив артачиться,  произнес деловито:
- Ну и чудненько.  Собирайся.
На пару минут исчез, появился в военной амуниции, при оружии, меняясь на глазах - стал жестче лицом, резче в жестах.
- Иди садись к ребятам в «Лэндровер», на заднее сиденье. Мне надо пару слов Берте сказать.
- А мне - связаться с Михаилом Поляковым.
*   *   *         *   *   *         *   *   *

…Тот океан информации, в котором Ника Астратьев  плавал последние десять лет, прикармливая стаи прожорливых акул, становился все глубже и просторней,  в нем обнаруживалось все больше подводных течений, подводных хребтов и вулканов… И бездонных впадин.
После недавней гибели его партнера-врага Виталия Капустина проект «Атлант» работал практически на него одного. Тестя Вилиса Салина Ника не брал в расчет - тот слишком многим был ему обязан и слишком от него зависел, чтобы замышлять интриги. Да и сведения его о проекте касались самой начальной стадии и давным-давно устарели. Еще Людвигу Штрому удалось практически устранить его из дела. Людвиг был уверен, что уличил Вилиса в предательстве. Салин на самом деле оказывал услуги так называемому «Центру информации» ЮАРовской алмазной компании «Дегросс», выполнявшему роль отделения внешней разведки. Только при этом продолжал оставаться агентом контрразведки латвийской. Во всяком случае, до тех пор, пока не пропал без вести в августе 1991 года.
Как выяснилось, он тогда почти год скрывался в Ботсване. Потом перебрался в ЮАР, под своим собственным именем (если, конечно, оно действительно являлось его собственным), и там вполне благополучно прожил последние несколько лет как богатый рантье, в глубокой тайне налаживая агентурные связи для спецслужб новой, независимой Латвийской республики.
- С двойным агентом никогда не может быть полной уверенности, на кого он работает. - подытожил Астратьев свое пространное интервью, непрерывно продолжавшееся, пока они  с Феликсом мчали в «Лэндровере» по направлению к столице. Танкообразный внедорожник перемещался по паркетно-гладкой трассе  как на воздушной подушке.
- Я не стал тратить времени на гиблое дело, доискиваясь, как выразился Людвиг Штром, «с кем он, Вилис Салин»: мне было и того достаточно, что удалось вовлечь его в свою игру.
- Про Вилиса более-менее ясно. - Резюмировал Феликс,  выдохнув струю табачного дыма в открытое окно. - Баранников и Сахно - «чисто плохие парни». Анатолий Капустин им давно продался. Виталий также «и нашим, и вашим» суетился, пока Урал его не подстрелил. А как получилось, что Марат Халеев - международный террорист, до сих пор в розыске у Интерпола?
- Очень простенько и со вкусом получилось, - с прежней добросовестной обстоятельностью отвечал Ника. - Ему удалось заключить сделку. Он обещал заманить на свою базу самого Бен Ладена.
- Ну и… заманил? 
- Щаз-з-з… Спешит сюда и падает, Бен Ладен.  Зато Марат Халеев на этой затее продлил дни свои окаянные, сколько и сам не рассчитывал.
- И все вокруг такие легковерные, кроме тебя?
- Что значит: «кроме меня»? А кто, угадай на раз, автор этой гениальной идеи?
- То есть Марат Халеев  тебе обязан?
- Обязан - однозначно.
- Хочешь сказать, он «за наших»?
- Пока я для него свой в доску и пока до него не дошло, что его тупо используют. «Серые полковники» далеко не мушкетеры, тут каждый за себя. Коалиции создаются временные и в сугубо меркантильных целях. Боюсь, Халеев с Баранниковым против меня подружатся  после того, как я вынудил Военно-республиканский комитет отклонить военное вторжение. Но ничего, им по-любому недолго осталось - прорвемся.
- Эффектно сказано. Объясни только, почему  все годы, что ты здесь, замечательный проект «Атлант» не помешал беззаконию в республике? Кровь, пот и слезы, как лились, так и льются, и чем дальше, тем больше. Урановые рудники с рабами возникли под самым твоим информированным носом… Эксперименты над живыми людьми проводятся.
Феликс вздохнул. Немного помолчал. Хотел подвести итог, получилось - бросил в лицо Астратьеву обвинение:
- И где они, плоды твоей «личной борьбы со злом»?
В глазах у Ники мелькнула боль. Выдержав паузу, за время которой Феликс успел устыдиться своей въедливости, неожиданно перевел разговор в философское русло:
- Добро и зло на разных берегах только в сказке живут, в Алисиной «Стране чудес».  А в жизни…   Кто мнит, что вступает  в борьбу со злом,  неизбежно его умножает - и в результате, и в процессе. Если сам не погибнешь, встанет вопрос, как потом с этим справиться… Более того - уцелеть еще не значит выжить.   Гамлета помнишь? Погибнуть  - тоже не всегда значит проиграть…
Чем больше живу, тем больше убеждаюсь: в нормальной жизни нет места подвигу. Не должно быть. Ошибался классик.
- Согласен: подвигу одного всегда предшествует преступление другого…
- Есть у меня одна мечта, в порядке бреда: вот бы власть имущие однажды взяли бы, да вспомнили, чему их в школе обучали на уроках физики! Что любое действие рождает противодействие. Потому ни одну проблему невозможно устранить без потерь - устранение одной проблемы неизбежно порождает ряд других. Возникает цепная реакция с малопрогнозируемым результатом. Поэтому насилие абсурдно изначально, а война - нелепость, кровавая нелепость … Это кажется таким простым и понятным… Я же не Лев Толстой и не Ганди, и они тоже не первые до отрицания насилия додумались, и даже не Христос и не Будда… Скажи, брат Феликс, ты умней меня и образованнее, почему на нашей благодатнейшей планете две тысячи лет после рождества Христова нравы царят такие дикие?
- Дикость - это ключевой концепт. Как и его производное - алчность. Других объяснений у меня нет…
*   *   *         *   *   *         *   *   *
Tags: Африка, Людмила Кушпель "Тайны пустыни туманов", детектив, путешествия, роман
Subscribe

promo lik_mi january 10, 2015 18:37 93
Buy for 10 tokens
Прошлое в настоящем. (Не шоколадные, конечно, просто современники событий рассказа). . Несбыточные, словно сны о сказочных дворцах с мраморными ступенями. Манящие, как запах духов "Красная Москва". Они стояли за стеклом витрины обычного продуктового среди горок шоколадного лома и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments