Людмила Кушпель-Мариноши (lik_mi) wrote,
Людмила Кушпель-Мариноши
lik_mi

Categories:

© Людмила Кушпель. Роман "Тайны пустыни туманов". Часть 2. Глава четвертая.

Глава четвертая,

в которой

Феликс вмешивается

в «хронику объявленной войны»

Юго-Западная Африка, Ланго-Ланга,, понедельник

…«Берта - твоя сестра», - эффектно бросил Астратьев. И добавил, без утайки наблюдая за Феликсом: - «троюродная».

Повисла пауза. Опустив глаза, детектив загасил сигарету. Тыкал, возил окурок по пепельнице, пока не пришел в себя. Тогда поднял голову, прострелив взглядом новоявленного родственничка:

- Ты хочешь сказать… Мартин не был бездетным?

- Его дочь Анна появилась на свет уже после его гибели. Мартин был вынужден скрывать от соседей-расистов, что черная принцесса, - дочь вождя племени лангов, живущая в его доме, - его жена. Когда Анна подросла, она вышла замуж за Вилиса Салина и у них родилась Берта… Таким образом, Берта приходится Мартину внучкой, а тебе - троюродной сестрой.

- Вилис Салин - тот, что метит в президенты? Так он, что получается, - твой тесть?

- Надеюсь, ты понимаешь, что… - Ника дурашливо пропел: - «Это наш с тобой секрет!». Так сказать, для служебного пользования. В те стародавние времена, когда здесь проживал твой двоюродный дед Мартин фон Прупис, известный соседям под именем Мартина-младшего, Вилис Салин являлся главой торговой миссии Латвийской Советской социалистической республики.

«То есть резидентом внешней разведки», - смекнул Феликс, но пока оставил свои догадки при себе.

- Мать Берты Анна умерла при родах, - продолжал Астратьев. - Ее отец больше не женился и доверил воспитание единственного чада ее родной бабушке Дуде, во втором замужестве - фрау Штром.

- Постой! Ты сказал мне утром: «Полтергейст не тревожил?» Это было… не для красного словца?

- А ты что, не знал, что Мартина-младшего в том доме убили?

- Баронесса как чувствовала…

- Людвиг Штром обнаружил его тело в ванной. Они были близкими друзьями. Людвиг был советским разведчиком, его прислали в эти края сразу после войны для работы под прикрытием - выслеживать и передавать правосудию нацистских преступников, которых здесь очень тепло привечал тогдашний ЮАС, будущая ЮАР.

- А кто… кто его убил? И откуда все это тебе известно?

- От непосредственного участника тех событий - Людвига Штрома. Мне довелось поработать под его началом. Несколько месяцев. Классный был мужик. Теперь таких не делают. В августе 91-го он погиб - в том же уличном бою, в котором я едва не потерял Берту… Я тебе уже про это рассказывал… Тогда и Вилис пропал, от него долго не было «ни сух, ни тух», как наш Ян выражается. Мы сочли его погибшим, а он взял и объявился. Но это другая история.

Короче. Убийца Мартина - некий Гвидо Бандт. Нацист. Это именно он в Дрездене выдал его эсэс, из-за чего молодой Мартин и вынужден был бежать в Африку. Годы спустя волею случая Гвидо поселился в здешних краях, скрываясь, как многие другие бывшие фашисты, от возмездия. Встретил Мартина, перетрусил, ну, и решился на мокрое дело. Однако доказать тогда ничего не удалось. Людвиг сам с трудом отвел от себя подозрения. Официальной причиной смерти полиция признала несчастный случай. Гвидо Бандт повесился в камере предварительного заключения. Людвиг подозревал, что это свои с ним разделались, чтоб лишнего не сболтнул, да только его мнением никто не поинтересовался. Повесился и повесился, дело закрыли. Как видишь, у нас все-таки есть темы для бесед…

- Я понял. Ты претендуешь на наследство моей матери... Но в данный момент эта тема меня меньше всего волнует. Что там с девушками в пустыне? Их не обнаружили?

- Обрадовать нечем. Их-таки задержали на территории запретной зоны. Всех троих увезли в Ланго-Ланга. В эти минуты они находятся в Управлении полиции, им шьют дело о терроризме.

Феликс сорвался с места:

- Так хрена мы тут сопли жуем?! Звони скорей своему нотариусу, пусть тащит бумаги!

- Какие, к бесу, бумаги?!

- Отказ от наследства! Вы же этого добиваетесь? Я все подпишу, пусть девушек освободят!

- Так ты решил, я действительно имею отношение к шантажу, да? Ну, спасибо тебе, братец! Ты можешь, конечно, подписать официальный отказ. Баранников с Капустиным будут плясать от счастья. Только живым они тебя все равно не отпустят.

- Не грузи меня хитромудростями. Варвара и Лиза мне дороги, я готов на все. Доволен?

- Да пошел ты…

Феликс вскипел:

- Выбирай выражения, а то не посмотрю, что родственник…

- Извините великодушно, ваше сиятельство!- язвительно фыркнул Ника, сердито добавив: - Мне твой отказ на фиг не нужен. Я бы мог давно тут хозяйничать.

- А кто ж тут хозяйничал, не ты разве?

- Ты лучше сядь.

Феликс нетерпеливо отмахнулся.

- …Не хотелось мне комкать нашу беседу… - Все так же хмуро уступил Ника. - Но раз вышло иначе, слушай: Мартин накануне своей гибели оставил новое завещание. После того, как узнал о беременности жены. Завещание в пользу первого наследника мужского пола. Подожди секунду, я сейчас вернусь.

Феликс нехотя опустился на диван, закурил по новой...

Ника быстрым шагом направился к внутренней двери гостиной, исчез и правда на пару секунд, затем появился со старинной резной шкатулкой в руках, снова за собой двери затворив. Открыл крышку шкатулки, извлек заправленный в целлофан листок с готическим узором букв, протянул детективу:

- Вот она, последняя воля Мартина фон Пруписа. Собственноручно им написано и подписано. В суде завещание признали действительным. Копия решения суда тоже сохранилась. Людвиг Штром получил право претендовать на опекунство. Но тогда повторилась история с твоей матушкой Сильвией - отказ под давлением службы госбезопасности СССР. То есть у меня все основания подать иск, аналогичный вашему. И большие шансы его выиграть.

Феликс бегло осмотрел бумаги. Саркастически хмыкнул:

- Особенно, если отец Берты проскочит в президенты? А, собственно, почему бы ему самому не претендовать на опекунство?

- Потому что… «замного», как говорят латыши, ему будет.

- Ну, а ты-то тут с какого боку припека? Ты же не являешься наследником по мужской линии?

- Нет, конечно. Истинный наследник - наш с Бертой сын. Константин Астратьев, правнук Мартина фон Пруписа.  

«А генеалогическое древо растет, как на дрожжах! - усмехнувшись про себя, подумал Феликс. - Рисуй, Баронесса, новую ветвь - пальмовую»…

- Познакомишь?

- Возможно. Он учится в Европе. Сам понимаешь, здесь обстановка не для счастливого детства…

- Ну и почему ты до сих пор помалкивал?

Теперь вскипел Ника:

- Да потому, что в`о уже мне эти алмазы кровавые! Не стоят они жизни моего ребенка. Единственное, чего я хочу, это защитить свою семью. И мне требуется твоя помощь. Ты со мной?

Феликс вскочил:

- Я ничего не понял. Продолжим наш увлекательный диалог, когда девушки будут в полной безопасности. Ты как хочешь, я отправляюсь сию минуту. Передай мои извинения Берте. Прощай.

- Постой, торопыга! Не забывай - мы с тобой в тылу врага. Для них я силой удерживаю тебя в своем доме, чтобы добыть твою подпись, но ты пока не поддаешься.

Феликс неожиданно рассмеялся:

- Знаешь, я вдруг представил ту сумму, какую Баранникову надо выплатить за судебные издержки, и понял его страстное желание меня прикончить!

- Хотелку мы ему отобьем. - Ника протянул Феликсу открытую ладонь: - Мы одна семья, и для меня это - важнее всего. Ну, решай, раз и навсегда - мы вместе?

Ника Астратьев выглядел искренним. Берта - подавно. Феликс и сам сразу почувствовал, что они одной крови… И все же…

- Сначала - один вопрос.

- Давай.

- На кого работаешь?

- В смысле - кто мне платит?               

- Ну да. По какому ведомству ты числишься?

- Это уже два вопроса. И ответа - два. Никто. Ни по какому. Я давно в отставке, свободный предприниматель. Сам пью, сам гуляю.

Феликс проглотил гнев. Холодно произнес:

- Ладно, Мальчиш-Кибальчиш, храни и дальше свои секреты, только нам больше не по пути! - Безнадежно махнув рукой, повернул к выходу: - Чава с какавой.

- Постой, сколько можно просить-умолять?! Я откровенен, как на допросе!

- Хватит делать из меня идиота. Кто хвастал, что является «главным координатором спецопераций по борьбе с терроризмом в данном регионе планеты»?

- Так это ж я сам себя назначил. Полковники меня узурпатором считают. Дело в том… есть у меня одна фишка, на ней и держится моя, так сказать, власть. Проект «Атлант» называется…

Спасибо закалке старого картёжника - Феликс только вздернул бровь. Сейчас, сию минуту, Ника Астратьев пристроил заключительный фрагмент к многострадальному паззлу! Значит, не привирал ни капли Татьянин муж Эдик Попов про «идеальных шпионов»…

- Тебе что-то известно? - проницательно прищурился Ника.

- Возможно, кое-что… Микроминиатюрные приборчики, которые на Рижском заводе «Гамма» при коммунистах изготавливали, якобы, для охраны окружающей среды? Там тогда… один мой знакомый работал. Что же это за «сверхсекретный проект» Полишинеля, при чем здесь Африка-то?

- Видишь ли… Давай все-таки присядем. - Ника оседлал мягкий стул с высокой спинкой, Феликсу ничего другого не оставалось, как снова устроиться на диване напротив него. - Двумя словами тут не обойтись. Африка получилась на стыке случайности с закономерностями. Предыстория уходит аж в семидесятые годы, может, еще дальше. Поначалу проект представлял собой рядовую разработку Минобороны, в рамках обычных ведомственных секретов в области микроэлектроники.

К последнему десятилетию прошлого века техника стала развиваться столь стремительно, что устройства, о которых мы речь ведем, достигли размеров в один кубический сантиметр. Вот тогда на них и положили глаз спецслужбы. Кому-то пришло на ум замаскировать миниатюрные передатчики с батарейками под маленькие камешки. Так возникла секретная программа поиска шахт с ядерным оружием - для дискредитации капиталистических партнеров по ядерному разоружению. В интересах советского военно-промышленного комплекса.

По данным разведки определился район, интересный для сбора информации - пустыня Намиб. «Камешки» закладывали в грунт на небольшую глубину, или просто разбрасывали по поверхности. Информация определенное время накапливалась, затем передавалась в соответствующие подразделения и расшифровывалась.

Tags: Африка, Людмила Кушпель "Тайны пустыни туманов", детектив, роман
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo lik_mi январь 10, 2015 18:37 93
Buy for 10 tokens
Прошлое в настоящем. (Не шоколадные, конечно, просто современники событий рассказа). . Несбыточные, словно сны о сказочных дворцах с мраморными ступенями. Манящие, как запах духов "Красная Москва". Они стояли за стеклом витрины обычного продуктового среди горок шоколадного лома и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

Recent Posts from This Journal