Людмила Кушпель-Мариноши (lik_mi) wrote,
Людмила Кушпель-Мариноши
lik_mi

Categories:

Роман "Тайны пустыни туманов". Часть 2. Глава третья.

Глава третья,
в  которой
полковник Баранников
намеревается
«разрушить Карфаген»

Юго-Западная Африка, Ланго-Ланга, наши дни, понедельник
Очередные митинги предвыборного фарса переросли в  многолюдную демонстрацию, вынуждая отряд спецназа выстроиться возле «Красного дома» - так в столице Ланго-Ланга называли здание правительства с роскошным фасадом, украшенным зеркально отполированными панелями из гранита темно-вишневого цвета.
На внеочередном заседании Военно-революционного комитета, созванном «серыми полковниками», Марат Халеев, главный военный консультант, сказал: «Игры в демократию отложим до лучших времен. Восстановить порядок в республике возможно только военным путем.  Интервенция из Уганды - альтернативы нет». Анатолий Капустин, консультант по культуре и науке (между прочим, автор идеи использования кириллицы в качестве универсального алфавита),  альтернативы также не видел.
Григорий Вячеславович Баранников, главный советник правительства по экономике, торговле и промышленности, кавалер ордена Золотой Вельвичии - высшей награды республики, - полковник интендантской службы в отставке, крупнейший из российских предпринимателей, наладивших бизнес в юго-западных африканских землях, спонсор международных научных программ, и прочая, и прочая,  -  Григорий Баранников никогда не был сторонником простых решений. Но ему срочно требовалось спасать горящую задницу. А война, как известно, списывает все: и воровство, и предательство. «Наступив на горло собственной песне», то бишь соображениям выгоды, ему пришлось поддержать «ястребов».



Аборигенское крыло  правительства давно скучало по кровушке - на то они и военная  хунта. Им Европа-старушенция с ее демократическими традициями  вообще была по там-таму. Они и на реформы-то пошли под давлением и для виду…
Виталий Капустин, родной брат Анатолия Капустина, советник по туризму, средствам сообщений и информации, на заседание не явился. Таким образом,  отставка Военно-революционного комитета и военное вторжение виделись делом предрешенным.
Нику  Астратьева - он единственный из полковников-консультантов последовательно выступал против интервенции на территорию их карманной африканской республики, можно было не брать в расчет. «Карфген должен быть разрушен». Оставалось распределить обязанности в условиях форс-мажора: кто воюет, кто партизанит, кто рулит из подполья.
Однако этот «белый голубь мира» отступать не собирался, начал умничать. Заявил,  что война - это, по сути, ни что иное,  как грубейший брак в работе политиков. Что война никогда никому не нужна, а для Военно-революционного комитета республики Ланго-Ланга, как в качестве верховной власти, так и граждан, новая гражданская война станет последней, и допустить ее равносильно самоубийству. Поскольку только успешно проведенные демократические выборы позволят получить признание самопровозглашенной республики Ланго-Ланга, а им самим - посты и портфели в легитимном правительстве. Нормальные примочки?! Еще немного «полечил» аборигенов на их родном суахили,  полиглот хренов, и те проголосовали против!
Что послужило причиной такого жаркого выступления Астратьева,   можно только гадать. Он был самый «серый» из них  всех. Самый мутный. Вся эта бравая шпионская троица - братцы Капустины и Ника Астратьев  - вечно чего-то таили да темнили. На начальном этапе сотрудничества Баранников делал попытки выведать их секреты, но вскоре понял: париться незачем. Как говорится: «Без бабла жизнь подла». Рано или поздно все они являлись к нему. За баблом. И тогда уже он симфонию заказывал. Григорий Баранников знал наверняка: мир, как встарь, держится на панцире одной-единственной черепахи. И панцирь тот из золотых монет сработан…
Со стороны казалось - каждый из них король. Может, и так. Да только правили они в пределах шахматной доски. Здесь. А игроки были - там. У каждого имелся свой «персональный Мефистофель», которому однажды продал душу, выражаясь фигурально. Возможно, количество «чертей» не равнялось количеству «серых полковников», но наверняка их было больше двух… Время от времени там наверху между ними возникало противоборство. Результатом чего являлся очередной конфликт интересов - здесь.
Григорий Баранников ясно понимал, что ситуация не из простых, никогда не терял бдительности, старался ни к кому из партнеров спиной не поворачиваться. Но окончательно сложилась в его мозгу истинная картина, когда объектом манипуляции сделался он сам. Как Астратьев прессовал его за выборы! Опустился до самого пошлого шантажа:  предъявил пухлое досье с интимными подробностями  его предпринимательской биографии. Огласка грозила, как минимум, потерей деловой репутации, как максимум - пожизненным заключением. Если б удалось живым до суда продержаться.
*   *   *         *   *   *         *   *   *
Григорий Баранников дослужился до звания подполковника интендантской службы еще при совдепии, трудясь в одном из представительств Министерства обороны. Руководствуясь гуманным девизом теневых советских предпринимателей: «Живи сам и давай жить другим», он потихоньку сделался подпольным миллионером и заручился самым высоким покровительством. Что позволило ему не вылететь из седла во время перемен. Он получил чин полковника и с удвоенным рвением принялся за снабжение российской армии, привлекая к этому благородному делу  зарубежные фирмы и предприятия.
Если б знали солдатики, шагавшие на учения, а то и под пули в ветхой кирзе, в дырявых портянках, в траченых молью шинелях,  - если б только проведали они, с какой королевской щедростью выделяет для них родное министерство итальянскую обувь, шелковое постельное белье, финское нательное… То-то бы удивились! Но документы оборонных ведомств, как и прежде, функционировали под грифом строжайшей секретности.
 Замысловатая афера с поставками шелковых простыней из Франции озолотила и самого Григория Баранникова, и добрую дюжину его подельников, в том числе при должностях и чинах. Она была просто гениальной, в духе перелома в сошедшей с ума экономике, когда платежеспособный контингент уже народился, а тотальный дефицит еще не умер. Жаль, что оказалась последней в длинном послужном списке полковника Баранникова.
Какой-то журналюга занялся расследованием, и пер, пер напролом.  Неподкупный и бесстрашный. Может, думал - бессмертный…
После публикации скандальной серии статей, содержащих конкретные имена и факты, в журнале «Сигнал», Баранникову  пришлось покинуть свою синекуру в Минобороне. Момент в его судьбе был переломным. Впервые в жизни он испытал страх. Казалось, конец пришел не только его блистательной карьере, но и ему самому. Никто из его высокочиновных друзей, столь многим ему обязанных,  не пришел на помощь, все отшатнулись, как от прокаженного.
Мало того - вскоре ему довелось на себе  испытать, как это бывает, когда человека средь бела дня, на глазах у сотен людей похищают, и никто ничего не успевает сообразить. Незнакомые вооруженные парни привезли Григория Баранникова в какой-то чужой дом, где состоялась, выражаясь высоким стилем, судьбоносная для него встреча.
Его представили некой весьма важной и влиятельной персоне. Николай Иваныч - так звали VIP-типа, - чередуя веские комплименты с не менее вескими угрозами, предложил ему что-то вроде испытания: надо было «без шума и пыли», то есть без криминала и разборок, устранить могущественных конкурентов. В случае успеха Николай Иваныч обещал уладить все неприятности полковника и даже вознаградить. Потому что признавал:  идеи в наше время - самый ценный товар.
Весь предыдущий опыт Григория Баранникова свидетельствовал: прогибать людей можно и без драки. Только говори, чего каждый хочет слышать. Только покажи, чего каждый хочет видеть. Это сладкое слово «халява» - вот универсальный ключ к успеху. Исходя из этих мудрых положений Григорий Баранников изобрел свое «ноу хау» - комбинацию в несколько ходов.
Первый этап - подготовительный - включал  два основных мероприятия: скрупулёзное изучение потенциальной жертвы и юридические манипуляции с подставными фирмами и банками.  Следующий этап: загон. На руководство намеченного предприятия  неожиданно обрушивается предложение, столь же нереальное, сколь соблазнительное: купить огромную партию самого ходового товара по сказочно низкой цене. Не успевает «дичь» перевести в зобу дыхание, как на завоеванных ими рыночных пространствах возникает купец, готовый тут же не глядя взять всю партию.
Первая сделка совершается честно. На это в предварительной смете выделяется определенная сумма, достаточная даже в том случае, если жертве сразу не сносит башню, и потребуется подтверждение безукоризненной репутации нового партнера.
Как кот к оставленной кормушке, жертва со всех ног мчит подписывать контракт о долгосрочном  сотрудничестве; глотает, не жуя, все условия: обязательства расширения, строительства новых объектов, получения кредитов в определенных банках, и тому подобное. При этом как бы нехотя пропихиваются штрафные санкции, настолько неадекватные (к примеру: "в случае  срыва поставки такой-то партии в оговоренные сроки вся недвижимая и движимая собственность переходит к  "партнеру"), что кажутся не представляющими реальной угрозы,  тем более, на фоне сладкого слова «халява».
На этом, самом сложном этапе, основную операцию можно считать завершенной. Мышеловка должна сработать  следующим образом: партнер-поставщик,  получив стопроцентную предоплату, не поставляет товар, как можно дольше мороча голову. А партнер-продавец  уже "вынужден" применить упомянутые «штрафные санкции». К тому времени повалятся сроки выплаты кредитов, залог переходит нужному банку… Жертва разорена. А судиться уже не с кем –  все герои фарса плавно сошли со сцены, не дожидаясь аплодисментов.
Николай Иваныч оценил «красоту игры». Баранникову не только удалось выйти сухим из воды, но и, практически, добыть индульгенцию. Плюс карт-бланш на любую предпринимательскую деятельность на любой территории в границах СНГ и Балтии. Николай Иваныч благословил его и оставил координаты для связи в случае крайней необходимости - при решении вопросов жизни и смерти.
Вскоре выяснилось, кстати, что журналист-разоблачитель все-таки смертен. После взрыва в редакции журнала «Сигнал» его тело собирали ко кусочкам… Следствие продолжается по сей день, но досье Баранникова исчезло, «как сон, как утренний туман». Жаль только, что дядя Тимоша (так привык он с детства называть отца Рады Чернятьевой) не дождался хэппи-энда - сразу после публикации статьи из той проклятой серии, затрагивающей вопрос о происхождении его коллекционных сокровищ,  взял и застрелился из ружья. Поехал на дачу, и там засадил в себя пулю. И чего, спрашивается, ради? Ну, довели до сведения читателей историю давности в полстолетия: прихватили два друга, что плохо на дороге лежало в побежденной стране … Даже если не просто прихватили, а слегка грабанули, победителей не судят, так ведь? К тому же, как говорил классик: «А судьи кто?» Наверное, впал дядя Тимоша в старческий маразм… Не снес, понимаете ли, поруганной чести, и это в то время, когда все вокруг друг другу ноги отдавливали, разворовывая свою собственную страну… Если, конечно, кто-то не помог ему уйти в лучший мир. Как бы то ни было, это был не  Григорий Баранников -  Рада напрасно на частную ищейку тратилась, заподозрив его. Вместо «спасибо» за устранение журналюги! Правда, навредить ему тот успел-таки капитально, что выяснилось несколько позже…
*   *   *         *   *   *         *   *   *
Tags: Читальня Люси Мариноши, детекив, детективы Людмилы Кушпель, интересное, литература, моитексты, приключения, приключениябухгалтераварварылагиной, путешествия, романы Люси Мариноши, трэвел, хорошая книга
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo lik_mi january 10, 2015 18:37 93
Buy for 10 tokens
Прошлое в настоящем. (Не шоколадные, конечно, просто современники событий рассказа). . Несбыточные, словно сны о сказочных дворцах с мраморными ступенями. Манящие, как запах духов "Красная Москва". Они стояли за стеклом витрины обычного продуктового среди горок шоколадного лома и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Recent Posts from This Journal