Людмила Кушпель-Мариноши (lik_mi) wrote,
Людмила Кушпель-Мариноши
lik_mi

Categories:

Читальня Люси Мариноши. Приключенческий роман ПРЕЗЕНТАЦИЯ УБИЙСТВА. Ч. 1, глава 2.

Фото из Интернета
Глава вторая,
в  которой, следуя
дзэн-буддизму,
гусь изначально свободен

«…Рудники… Принудительные работы… Какой-то кошмарный сон» - думала Варвара. - «Сможет комиссар полиции Джоффри Грэг их спасти, захочет ли, один бог ведает»…
Но наручники им сняли - когда привели в какое-то здание  с решетками на окнах и оставили запертыми в помещении без единого стула, с четырьмя жесткими койками. Надо полагать, в камере  предварительного заключения.
Вскоре принесли попить-поесть: бутылку воды, гроздь зеленых бананов на всех, и по пластиковому стаканчику «ленивой» лапши каждой. Варвара заявила, что «бомж-пакет» не станет есть даже под пистолетом. Саша тоже брезгливо поморщилась:
- Под пистолетом я бы, пожалуй, рискнула здоровьем, но добровольно - ни за что.
Елизавета беспечно рассмеялась:
- Ну вы и привереды! Сразу видно, что не прошли студенческой общаги - студент перед стипендией и ботинок слопает! Кстати, ваши пожертвования будут приняты с благодарностью.
Саша пожала плечами:
- Ботинок - это я еще могу как-то понять. Но - шнурки…
- Там тоже есть витамины - очень полезный витамин «ша»… Так что ешьте, сударыни, что нам  послало революционно-демократическое правительство.  Берите пример с меня - я тоже без нормального кофе повеситься готова, однако ж не жалуюсь…
- Приятного аппетита!- заключила Варвара.
Поставив перед Лизой оба пайка, она отщипнула от грозди три банана, а остальные спрятала под матрас свободной койки:
- Кто его знает, как завтра все у нас сложится. Пусть будет хоть какой-то запас…
Саша, дожевав, спросила Варвару:
- Что ты там следователю заявляла?
- Я предложила ему сделку - информацию в обмен на свободу.  Он обещал помочь, и я ему про нашу страшную находку рассказала. И про «ИЗОЛЬДУ».
- А почему вдруг ты решила ему довериться?
- Большого-то выбора не было. Я только подумала: раз для Романовича плохо, если в полиции узнают про яму с трупами, может, для нас это как раз наоборот - хорошо.

- И все-таки. Объясни подробней.
- Ну как тебе сказать… Я заметила, что нет  в нем этой военной оголтелости, в этом Джоффри Грэге… Когда я про заявление сказала, он дал мне явный сигнал молчать. В кабинете у него нет портретов вождей.  Вместо них - Патрис Лумумба и Нельсон Мандела. Не Че Геварра и не Фидель, что было бы более верноподданно…
Саша с уважением округлила глаза и губы:
- О-о-о!!! Как ты сумела их узнать? Мы в восхищении…
- Да перестань, смеешься? Там подписи были. Латинским шрифтом. Вот. Это ладно. Потом - его возраст. Где-то сорок с хвостиком. Значит, большую часть жизни он все-таки не при социализме провел - юг Намибии к ЮАР всегда тяготел, а не к партизанам СВАПО…  Вот… Мы ведь с тобой тоже при  тоталитарном режиме успели пожить, и про национальные проблемы не понаслышке знаем…  А ты ему что рассказывала?
- Практически ничего, так, про Москву и про институт Дружбы народов побалакали. Про суахили - почему он тут государственный и почему ввели кириллицу. А потом я старалась выпытать, что нам грозит…
- Ничего, что я тут присутствую при вашей беседе? Я вам не очень досаждаю? - не выдержала Елизавета.
 - Я набралась наглости предложить следователю сделку.  - Объяснила Варвара. -  Была просто уверена, что вы одобрите. А Саша меня критикует…
- Я не критикую. Просто сомневаюсь, что он выполнит обещание нас освободить, после того, как ты ему про мертвых в яме сообщила и выдала секрет про оружие с ледяными пулями.
- Я достаточно дорого заплатила за этот секрет, и никому не обещала его хранить! - Вспылила Варвара, не желая признаваться, что ее тоже гложут сомнения.
- Я знаю, я в курсе! - воскликнула Елизавета. - Он мне, когда допрашивал, сам  это сказал. И требовал подробностей. Я тоже не стала молчать, хотела с вами объясниться по этому поводу, но, слава богу, наши мысли совпали…
- Ну, камень с души…
- Так что нам грозит-то?
Не раздеваясь, Варвара натянула на себя одеяло. Подавив зевок, равнодушно сообщила:
- Суд и каторжные работы.
- За что-о-о?! Мы же не крали алмазов!
- За злостное нападение на невинных козликов.
- И ты так безучастно к этому относишься?
- До суда еще бог знает сколько чего произойти может. А проблемы - как мы их решаем?
- В порядке поступления…
- Правильно. Знаете что, девоньки? Вы как хотите, а я буду спать. Чего и вам советую.
Сколько прошло времени, она не поняла. Показалось, что выспалась,  когда ее внезапно разбудили. Черная женщина-надзиратель трясла ее плечо и командовала по-английски:
- Вставай, быстро!
Подруги тоже ничего спросонья не понимали. В комнату протопали двое вооруженных охранников. Снова наручники, дефиле под конвоем - по коридору,  к выходу на улицу… Там ночь, свежо и ветрено, на темно-сером небе чуть скошенный лик Луны с коварной усмешкой… Опять машина, и опять куда-то везут…
Остановились у какого-то здания ущербной архитектуры. Вновь лестницы, коридоры, конвой... Небольшая ярко освещенная комната с высоким потолком. За длинным, как магазинный прилавок, столом сидит белый мужчина в чем-то вроде темно-красной мантии… Мантия… Судья?
Женщины никак не могли прийти в себя. Но, увидав знакомые лица - пилота и двоих боевиков, своих похитителей, - наконец, догадались: их привезли судить. «Товарищ Романович», раненый боец с несвежей повязкой на голове, упорно ловил Варварин взгляд. Когда ему это удалось, развязно подмигнул.
Судья выслушивал «потерпевших», задавал вопросы. Что-то записывал. Обвиняемыми занимался один только караул - сторожил, причем без устали. Им не дали сказать ни единого слова, даже последнего. Романович улучил момент и тайком показал Варваре свою ладонь, на которой фломастером вывел:   «$ 100 000”.  Аппетит крокодила… Делать нечего, Варвара кивнула. Романович мотнул башкой в ответ и тут же сорвался с места.
Не прошло и часа, как правосудие свершилось. Судья зачитал  приговор именем демократической республики Ланго-Ланга: месяц принудительных работ. Приговор вступал в силу с момента провозглашения.
Варвару, Сашу и Елизавету снова провели в наручниках,  под охраной, как истинных преступниц, назад по коридорам, лестничным маршам, к машине. Опять куда-то повезли сквозь ночной мрак.
Всю дорогу Варвара угрюмо молчала, не переставая надеяться на «бога из машины». Елизавета вела себя с величавым достоинством сумасшедшей. Саша потрясенно шептала:
- Кафка! Чистый сюр…
Наконец, автомобиль остановился. Они прибыли на самую окраину пустыни.  Луна, зависнув летающей тарелкой, бросала призрачный свет. Пленницам велели выходить из салона и повели к строению, больше всего похожему на лагерный барак.
Внутри хлипкого на вид сооружения помещался узкий сквозной коридор. По обеим сторонам располагались комнаты-клетушки с решетчатыми дверями, к которым приникли их обитатели, в большинстве мужского пола, молча рассматривая вновь прибывших. Варвара тоже безотчетно на них таращилась. Внезапно она вздрогнула, решив, что ей примерещилось. Споткнулась, но тут же ощутила спиной сталь автоматного дула и услыхала приказ топать дальше.
Она потопала дальше, уже ничего перед собой не видя, думая об одном: сошла она с ума или еще не сошла. Ей привиделся… Ленечка  Стерлинг!
- …Ну, девки, мы и попали… - расстроенно шепнула Саша Громова, когда надзирательница оставила их одних в тесном, словно купе железнодорожного вагона, помещении, - только без окон и практически без дверей, -  освещенном двумя лампами-трубками скудного дневного света, с двухъярусными койками-нарами и трехногим столиком в проходе между ними.
- Попали по полной… - задумчиво подтвердила Елизавета и, не дожидаясь просьб старших подруг, по-обезьяньи ловко вскарабкалась на верхнюю койку. Варвара молча уселась внизу.
- Ты чего, Лизок, спать собралась? - Удивилась Саша, устраиваясь напротив Варвары.
- А что остается делать, сидеть и плакать? Я лучше посплю. Надеюсь, что проснусь дома на своем диване. Или хотя бы в том СИЗО, где Варвара Михайловна нам бананчики под матрасом заныкала…
 - Саша, ущипни меня, пожалуйста! - вдруг прозвучал Варварин изменившийся голос.
Только сейчас подруга увидела, какая она бледная - ни кровинки, даже веснушки исчезли, и взгляд блуждает, как у сомнамбулы…
- Ты что, лунатизмом болеешь?
-  Ничем я не болею, я просто вижу ужасный сон и никак не могу проснуться… - таким же сомнамбулическим, как ее вид, голосом, отозвалась Варвара. - Щиплю себя, щиплю, и - никак… Попробуй ты…
Саша разозлилась:
- Вы обе сбрендили, в самый неподходящий момент. Я одна, получается, в здравом уме осталась?
Она протянула руку и, сколько было сил, ущипнула подругу за бок: - Получай, фашист, гранату!
Варвара ойкнула, подпрыгнув. Обвела все вокруг недоверчивым взглядом.
- Так это правда? Не может быть… Как здесь мог очутиться Ленечка Стерлинг?
- Кончай грезить, Варюша, миленькая, я тебя умоляю, -  жарко запричитала Саша Громова, - иначе я тоже лишусь последних остатков разума!
- Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда... - Бормотала Варвара. - Стерлинг на урановых рудниках? Нонсенс, чушь собачья…
- Урановые рудники? Конечно, чушь.  Я точно сплю… - послышалось сверху.
Саша, потеряв терпение, вскричала:
- Черт побери! Я не знаю, кто такой Леонид Стерлинг, но тебя, Варвара, процветающего латвийского финансиста, кто-то в здравом рассудке стал бы разыскивать в африканской пустыне Намиб?
- Так-то оно так… - вздохнула Варвара, расставаясь с надеждой проснуться, как говорила  мал`ая, «хотя бы в СИЗО».
Скинув кроссовки, она вытянула ноги на койке и принялась массировать икры.- Понимаешь,  Леня Стерлинг - он  последний из всех людей на земле, кого бы я ожидала здесь увидеть. Я вообще не думала, что мы на этом свете еще схлестнемся…
Сверху раздался писк и свесилась любопытная  мордочка в ореоле темно-красных волос:
- А чем он знаменит, этот Леонид Стерлинг?
Сладкое предчувствие репортерской поживы вмиг отрезвило юную журналистку. Зато Варвара снова впала в замешательство:
- А может, я уже на том свете? Это очень даже похоже на ад…
- Я думала, я одна припадочная! - всплеснула руками Саша Громова. - Варюша, даже мал`ая, и та пришла в себя. Ты же из нас самая рассудительная и бесстрашная, мы тебя теряем, мы пропадем без тебя…
- А… урановые рудники… - спохватилась  вдруг Лиза. - Мне не послышалось? Что это значит?
Саша Громова жестко проговорила:
- Это значит, нас уже раздумали обменивать и решили уничтожить.
- Ой, мама! Это вы мои слова там, в яме-склепе вспомнили про шахты, да? Может, все и не так…
- Так, так. - вмешалась Варвара. - Ты оказалась права на все сто. Мне это и следователь подтвердил: задержанных в запретной зоне с алмазами осуждают на каторжные работы, а наш случай еще хуже. Он обещал утром устроить нам побег, но Баранников опередил его. И мы имеем то, что имеем…
- Значит, я права оказалась… Вот уж радость так радость… - Снова впала в уныние Елизавета. - Интересно, нас расстреляют сразу, или сначала заставят поишачить?
Варвара понемногу приходила в себя. Для начала жизнерадостно произнесла:
- Не надо отчаиваться, девоньки.  Нас разыскивают и обязательно разыщут. Надо просто продержаться. Давайте думать только о хорошем. У меня это всегда срабатывало. Как в песне докотора Айболита пелось:
«Если б в Африку спешить не было причины,
мы не знали бы, что мы справимся с пучиной…»
Оказалось, и Саша, и даже Елизавета,  так же, как Варвара, обожали «Айболита-66» Ролана Быкова. Они подхватили припев:
- «Что не станем мы в беде ахать или охать -
это даже хорошо, что пока нам плохо!
Это даже хорошо, это даже хорошо,
что пока нам плохо»…
 - Слава тебе, Господи, Варя к нам вернулась! - облегченно вздохнула Саша.
- …И теперь поведает про Леонида Стерлинга, - вкрадчиво промурлыкала журналистка. -  Пару слов для прессы…
- Только не для прессы. Это глубоко личное…
- Хотите об этом поговорить? - встряла со своими шуточками Саша.
Но Варвара ответила серьезно:
- Да, хочу. Уже один раз в жизни. Ленечка Стерлинг, девоньки - моя первая любовь. До недавнего времени я была убеждена, что - единственная… Она вдруг опомнилась: - Может, вы отдохнуть, поспать хотите? А я вам тут по ушам разъездилась…
- Какое спать, что ты… Если уж моя последняя в жизни ночь настала, пусть она пройдет в дружеской посиделке-тренделке. - Задумчиво промолвила Саша. - Мне вдруг вспомнилось:  я как-то  случайно вычитала из дзэн-буддизма одну древнюю притчу-парадокс – коан, про гуся в клетке. Был у меня гусь, я его посадил в бутылку и начал откармливать. В конце концов так откормил, что он в бутылке еле помещался. Вопрос: как освободить растолстевшего гуся, чтобы и его не повредить, и бутылку не разбить. Задача как будто не имеет решения. Но это только с точки зрения обычной логики.
Дзэн-буддисты утверждают: человек впадает в ошибку, полагая, что его сознание находится внутри него, а обстоятельства - снаружи. На самом деле все ровно наоборот. И обстоятельства меняются, когда меняется наше к ним отношение. Задача про гуся имеет следующее решение: гусю не надо покидать клетку - он и так свободен…
- Во класс… И сыт, и свободен… Ну что, свободные гуси, полетели? - С печальной иронией проговорила Варвара.
Елизавета, внимавшая Саше с усердием послушницы, всем своим маленьким личиком, воодушевилась:
- Какие они все-таки мудрые, эти дзэн-буддисты! Так ведь оно и есть: никто на самом деле не знает условий той игры, в какую мы все играем, игры под названием Жизнь… Надо просто крепить дух и всегда быть готовым ко всему. Особенно к смерти.
- Особенно - к жизни! - убежденно возразила Варвара. - Принять ее такой, какая она есть, и себя в ней - это бывает даже труднее, чем достойно принять смерть…
- «Пока живешь, умирать не смей!» - так итальянцы говорят? - воспрянула и Саша Громова.
- Мы же говорили про любовь? Давайте к этой теме вернемся! Это ты, Саша, давеча сказала, что любовь - не смысл жизни, но ее  содержание? - напомнила Елизавета.
Она уютно завернулась в свою «верблюдячью» куртку, натянув на голову капюшон.
-  Я готова слушать Варвару Михайловну хоть до самого утра…
- Куда уж мне тягаться с дзэнскими премудростями -  в таком философском ключе я не сумею… Ты слишком хорошо обо мне думаешь…
- Не надо - в философском. Объясните начистоту: вы сказали, что Ленечка Стерлинг до недавнего времени единственной вашей любовью был… Вы не оговорились? А как же ваш бывший муж Валера Лагин?
- Валера-Холера… Вам правда интересно?
- Мы умираем от любопытства. - подтвердила Саша.
Tags: Африка, Людмила Кушпель "Тайны пустыни туманов", детектив, путешествия, роман
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo lik_mi январь 10, 2015 18:37 93
Buy for 10 tokens
Прошлое в настоящем. (Не шоколадные, конечно, просто современники событий рассказа). . Несбыточные, словно сны о сказочных дворцах с мраморными ступенями. Манящие, как запах духов "Красная Москва". Они стояли за стеклом витрины обычного продуктового среди горок шоколадного лома и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments