Людмила Кушпель-Мариноши (lik_mi) wrote,
Людмила Кушпель-Мариноши
lik_mi

Category:

© Людмила Кушпель. Роман "Тайны пустыни туманов". Часть 2. Глава первая (окончание).

Фото из Интернета

Внезапно раздались раскатистые звуки. Армейские башмаки топтали камни где-то совсем рядом. Женщины смолкли. Зажмурив глаза, каждая беззвучно молилась.
Молитвы, кажется, дошли. Они услыхали команду: «Назад, к вертолету!». Но возликовать не успели - неожиданно затренькал невыключенный мобильник.
- Ядрена бабушка! - Тихо простонала Варвара.
Елизавета отчаянно всхлипнула:
 - Мы пропали…
Саша молча скрипнула зубами.
Топот и голоса зазвучали прямо над головами. Секунду спустя над краем ямы склонилось знакомое лицо под лихо заломленным пятнистым беретом с выглядываюшим краем марлевой повязки, усмехнулось неласково и произнесло по-русски:
- Эт` что у нас тут за кролики? А ну, на выход с вещами!
«Пилот… как же его звали-то? Сергей Роман`ович!»- пронеслось в голове у Варвары. Это у него они сперли пистолет с ледяными пулями. Что ж теперь будет?
Она прошептала с убежденностью отчаяния, первой поднимаясь наверх:
- Все у нас будет зашибись… когда-нибудь… Держитесь, девоньки!
Подруги, перекрестясь, поползли за ней следом.
Сергей Романович грозно потребовал:
- Вернули стволы, трубки, документы!
Варвара безропотно вынула из своей сумки один за другим телефоны-предатели и удостоверения, отдала пилоту и  бойко соврала:
- Мы все оружие в песок зарыли недалеко от ангара… Там же, где рацию бросили.
Романович тем временем уже кому-то докладывал по мобильному и выслушивал распоряжения, повторяя:
- Слушаю, товарищ полковник! Понял, товарищ полковник, действуем!
Стоя прямо перед Варварой, дернул ее за руку, чтобы наклонилась - он был на голову ее ниже - и прошипел, сверля взглядом:
- Хоть слово вякните полиции про яму, сразу там же окажетесь. Ты поняла?!
Варвара кивнула:
- Так точно, товарищ Романович!

К ним приближались трое в форменных куртках с надписью «Полиция». Романович скомандовал:
- Вперед! - и снова пригрозил: - Только вякните!
Полицейские подошли к женщинам. Один произнес по-английски:
- . Вы арестованы за нарушение границ частной собственности и кражу, и будете отвечать перед судом. Выкладывайте алмазы или мы будем вынуждены обыскать вас!
Остальные, выставив вперед стволы автоматов, молча стали в круг.  Романович к ним вразвалочку присоединился.
- Перевод требуется? - небрежно осведомился он.
- Нет. - Ответила Саша. - И никаких алмазов у нас нет. Можете обыскивать сколько угодно.
Тот, кто был главным в наряде полиции, дал знак подчиненным, те начали шмон.  Ничего не обнаружив, перетрясли все вещи, коробки, банки. Заставили разевать рты. Романович все больше нервничал:
 - Где вы спрятали алмазы? Мы все равно найдем!
 Саша уверяла по-английски:
- Нет у нас никаких алмазов. Сколько вам повторять? Вы нас с кем-то путаете!
То же самое говорила Варвара по-русски. Елизавета молча страдала. Полицейские, наконец, прекратили тщетные поиски. Романович снова схватился за мобильник:
- Босс, мы не нашли у них алмазов! Что делать? Нет, мы все  перетрясли,  вещи тоже. И одежду. У них нет при себе оружия…
Крик «босса»  был слышен даже на расстоянии:
- Немедленно арестовать и везти в Ланго-Ланга! Проверить рентгеном!
- А если ничего не обнаружим?
- Тогда пускай за терроризм ответят - в конце концов, они на вас напали или на меня?!
На «террористок» надели наручники и повели к вертолету. Варвара обернулась, пытаясь заглянуть пилоту в лицо:
- Товарищ Романович! Куда нас везут? Что с нами будет? -
- Вы в демократической республике! - съехидничал тот. - Вас будут судить по закону нашей страны.
- А нельзя как-то без этого обойтись? Например, отделаться  штрафом на месте, лично вам в руки?
- А что, у тебя наличные заныканы? Или предлагаешь мне те дорожные чеки и пару сотен, что  у тебя полиция отобрала?
- Наличных у меня нет. Но можно ведь и с банковского счета перевод сделать?
- Каким образом?
- Найти мой ноутбук в моем саквояже, и принести мне.
- И всего-то делов?! - снова съязвил Романович. Однако предложение его все-таки зацепило. - Ладно, там видно будет.  Тихо. Больше ни слова.
В кабине всем пленницам завязали глаза. Елизавета впала в полную апатию. Саша Громова бормотала:  «Саша, придумай что-нибудь!» Но сегодня эта волшебная фраза что-то не срабатывала… И яма с мертвецами из головы не шла…
Варвара пыталась «думать о хорошем». Хорошо, что они с Сашей у Лизки алмазы отобрали. Сорвали план Баранникова засудить их за кражу. Варвара невольно улыбнулась, вспомнив глупые рожи этих хлопцев, никак не желавших поверить, что иметь возможность что-то украсть и воспользоваться ею для кого-то бывает не одно и то же.
Хорошо, что им повязкой глаза прикрыли - значит, убивать пока не собираются.  Хорошо, что не заклеили рты. Хотя, может, это означало: кричи - не кричи, помощи ждать неоткуда. Зато хорошо, что больше не надо топать пешком черт знает сколько километров. И можно будет, наконец, вытрясти песок из кроссовок, когда наручники снимут. Если, конечно, снимут….
Хорошо, что пилота не оставило равнодушным ее обещание взятки. Хотя не факт, что это их спасет. Зависит от степени его подлости. Без материальных жертв, похоже, не обойдется. Оставалось надеяться, что у товарища Романовича не слишком большой аппетит.
…Полет продолжался недолго. Приземлились - судя по дикому реву реактивных двигателей -  вблизи аэродрома. Пленниц,  поддерживая под бока, заставили вслепую спускаться, потом пересадили в автомобиль. По дороге машина несколько раз останавливалась, хлопали двери, сопровождающие взволнованно переговаривались: на каком-то местном наречии - между собой,  по-английски - с водителем.
Варвара спросила шепотом у Саши -  на всякий случай, по-латышски:
- О чем они говорят?
- В столице беспорядки. Митинги, демонстрации антиправительственные - типа того. Помнишь, мальчик-пастух про выборы говорил? Они вынуждены везти нас кругами и по этому поводу переругиваются.
- Хоть бы им стало не до нас… - мечтательно шепнула Елизавета.
Наконец, подруг высадили и долго куда-то вели. Сняли повязки  только в помещении, настолько похожем на дежурку отделения милиции советских времен, что все трое в первые мгновения впали в настоящий ступор. Чистый «дежа вю»: со стен на них смотрели плакаты с троицей вождей пролетариата, портреты каких-то мужчин - - ни дать ни взять, - политбюро. Третью стену помещения украшали революционные лозунги - кириллицей на суахили. А на сейфе рядом с цветочным горшком примостился гипсовый бюстик Ильича.
Варваре стало душно, нечем дышать…
Для начала их по очереди отправили в кабинку с рентгеновским аппаратом, а после передали в распоряжение чернокожего следователя в возрасте рекламного «Uncle Benc`а» - с таким же белым каракулем седины, делавшем его похожим на негатив фотопленки. Одетый в светло-серое пальто с длинным алым шарфом, высок, немного полноват, он держался с достоинством английского пэра.  Представился: «Джоффри Грэг».  - И вдруг заговорил по-русски с «патрис-лумумбовским» акцентом:
- Объявляю вас задержанными на территории запретной зоны!
Саша Громова стала требовать адвоката. Следователь Джоффри Грэг мирно объяснил, что по закону демократической республики Ланго-Ланга подозреваемым в терроризме адвокатов не полагается. Как и звонков.
- Мы требуем встречи с нашим латвийским консулом! строптиво заявила Саша. - Мы подданные Латвии!
- Это невозможно. У нас с Евросоюзом нет дипломатических отношений.
- Но кто-то же должен представлять интересы иностранных туристов? Вы же принимаете туристов из Европы? - отчаянно настаивала Саша. - Или ваша страна находится вне цивилизации?
- Наша страна - самая цивилизованная и демократическая в мире.
- А почему тогда ваш народ бунтует? - с горячностью встряла Елизавета.
- Это не бунты, а демонстрации и предвыборные митинги. - Сурово поправил следователь. И в том же тоне продолжил: - Скоро у нас свободные парламентские выборы. Мы в состоянии поддерживать закон и порядок, поэтому для вас ничего не меняется. Скажите спасибо, что вас привели ко мне, а не сразу в военный трибунал.
- Спасибо. - Поспешила вмешаться Варвара. - А что с нами будет потом?
- Это решит судья.
- И когда состоится суд?
- Завтра, сразу, как только доставят потерпевших. Вы будете давать объяснения или отказываетесь от этого права?
- Будем. Только скажите, пожалуйста, господин начальник, за что мы должны оправдываться?
- По поводу нападения в вертолете.- Комиссар полиции  повернулся к помощникам: - Я пошел к себе в кабинет.  Задержанных приведете ко мне для дачи показаний по очереди.
- Можно, я первая? - неожиданно вызвалась Варвара. - Я хочу сделать заявление. Только вам персонально.
Джоффри Грэг расширил свои и без того немаленькие глаза, сузил, снова расширил - словно упражнял мышцы век, - коснулся длинными музыкальными пальцами ее кисти:
- Тогда пройдемте со мной.
Жест, вне сомнений, был сигналом предупреждения. Требовалось срочно сообразить, что это значит, и как это использовать…
В кабинете комиссар усадил Варвару у письменного стола с ноутбуком, за которым устроился сам.
- Что вы хотели мне сообщить, госпожа Лагина?
Над его головой висели два портрета: Патриса Лумумбы и Нельсона Манделы. А вот ритуальные знаки верноподанности - лики правителей и идеологов, лозунги и бюсты - в этой комнате отсутствовали. Была не была. Варвара рискнула - терять-то вроде нечего:
- Господин следователь. Я вижу, вы человек чести. Вам ведь не по душе, что какие-то чужеземцы пытаются на вашей земле диктовать свою волю?
- Ближе к делу. Или я буду вынужден прекратить нашу беседу.
- Сначала скажите, вы что-то слыхали про ледяные пули?
Комиссар приложил палец к губам  и громко проговорил, повернув к ней ноутбук и указав на клавиатуру:
- Это клевета врагов нашей республики. Они хотят дискредитировать Военно-республиканское правительство, и выдумывают всякие глупости. Даже слушать про это не хочу. Пишите объяснение по существу предъявленных вам обвинений.
Варвара застучала по клавиатуре: «Предлагаю вам сделку. Пистолет с ледяными пулями в обмен на нашу свободу». Затем комиссар развернул ноутбук к себе лицом, прочитал, и стал давить на клавиши. На дисплее появился текст, тоже русский: «Сделаю, что смогу. Даю слово».
Клавиатура снова оказалась перед Варварой. Она написала: - «Вернитесь к той яме, в которой мы пытались скрываться от преследования. Там лежат шесть покойников. Останки белых людей в тюремных робах. Их расстреляли ледяными пулями. Из такого же пистолета, какой мы отобрали у пилота вертолета  Сергея Романовича. Оружие - тоже в яме, зарыто. Сергей Романович - человек русских полковников, возможно, он также принимал участие в расстрелах. Он запретил нам говорить об этом, угрожая немедленной расправой… Мировая общественность скоро все узнает о беззакониях, что здесь творятся. Тем скорее, чем быстрее вы нас отпустите».
- «Хорошо, я  проверю». - Последовал ответ. - «Если это правда, рано утром вы будете свободны. Дождемся тумана».
- «Это правда. Такое не придумаешь».
- «Женщины и не такое способны выдумать».
- «Нас собираются расстрелять?»
- «Пойманных в запретной зоне с украденными алмазами обычно отправляют на урановый рудник. Ваш случай еще хуже.  Я вам ничего не говорил. А теперь быстро пишите объяснение. Только про яму - ни слова. Пишите, что прибыли с целью осмотра туристических достопримечательностей. Кстати, а на самом деле - что вас привело в Намиб?»
- «Достопримечательности. Давно мечтали взглянуть на самую древнюю пустыню мира. Не имеем ни малейшего понятия, для чего люди, которых мы приняли за спасателей, пытались похитить нас и запереть в ангаре. Так вышло, что нам удалось бежать. Мы  знать не знали, куда нас завезли»...
- Ладно. Так и пишите.


Tags: Африка, Людмила Кушпель "Тайны пустыни туманов", детектив, путешествия, роман
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo lik_mi january 10, 2015 18:37 93
Buy for 10 tokens
Прошлое в настоящем. (Не шоколадные, конечно, просто современники событий рассказа). . Несбыточные, словно сны о сказочных дворцах с мраморными ступенями. Манящие, как запах духов "Красная Москва". Они стояли за стеклом витрины обычного продуктового среди горок шоколадного лома и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments